Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 15 16 17 18 19 20 < 21 > 22 23 24 25 26 27 .. 82 >> Следующая


4* Но как ои бежал, этот странный парень! Сева в жизни не видел такого корявого бега: без наклона вперед, раскачиваясь из стороны в сторону. А с руками делалось что-то невообразимое. Развернув локти, матрос молотил кулаками воздух, словно перед ним находился противник. Это было издевательство над легкой атлетикой.

— Эй! — крикнул Чулицкий. — Жди, когда все соберутся. Кстати, как тебя зовут?

— Георгий.

— А фамилия?

— Знаменский.

— Ну, вот что, Жора, — перешел на дружеский тон Чулицкий. — Если всерьез решил тренироваться, хватит заниматься самодеятельностью. Будем учиться бегать.

Знаменский промолчал, взял вещи, лежавшие прямо на земле, и пошел вслед за тренером в раздевалку. Оя, разумеется, не сказал Чулицкому, что уже двенадцать лет занимается бегом.

Тренировки проводились несколько однообразно. После пробежки следовали разминочные упражнения. Потом обязательно спринт, и далее бег на средние дистанции. В дополнение к этому Чулицкий давал советы относительно техники движений. Георгий делал все, что делали остальные, но за три часа занятий уставал больше других. Он с трудом волочнл ноги, когда отправлялся наконец в раздевалку, и радовался, что никто этого не видит: они шли почти в полной темноте. Искусственного освещения на «Серпе и молоте», как и на других стадионах, не было. Поговаривали, впрочем, что кое-где яашли выход из положения: жгут на поворотах костры.

Георгия не огорчала усталость. Перед тренировками ои целый день махал кувалдой, и было бы странным, если бы эти нагрузки, в конце концов, не сказывались. Правда, после пяти занятии ои. кажется, начал втягиваться в новый ритм жизни, И поэтому расстроился, когда Чулнцкнй объявил, что легкая атлетика в этом сезоне закончилась.

— Ребята, до весны! — с грустью известил Сева. — Пора заливать каток.

Георгин распрощался со всеми и ушел. Большинство ребят из секции жили но соседству и зимой ре прекращали общения. Знаменский же пропал почти на полгода. После долгих и бесплодных поисков жилья в Москве оя поселился на станции Никольское по Нижегородской дороге, в четырнадцати километрах от города, — его по знакомству взяла к себе милая древняя старушка, сестра мячковского священника. В ее доме пустовала «верхушка», как она называла чердак.

Теперь он получил возможность съездить в Зеленую слободу за Серафимом.

2.

Когда Сергей объяснял Маше, как проехать в Никольское H разыскать там Горю и Симу, все казалось простым и ясным. Сойдешь на станции — нди прямо, у пятой линии сворачивай налево. А там в дом. Хозяйку зовут Александра Ефимовна. Но, увы, сколько ни блуждала Маша по Никольским линиям, сколько нн выспрашивала, иайтн Александру Ефнмовну не могла.

Между тем было градусов пятнадцать мороза. Маша изрядно продрогла и решила вернуться на станцию — встречать из Москвы Георгия. Ona снова вышла на центральную улицу и там, около магазина, увидела компанию ребят. На всякий случай спросила:

— Не знаете двух парней, которые все время бегают?

— Без пальто ходят? — компапия весело рассмеялась. Потом один из ребят сказал:

— Пошли со мной. Доведу.

Александра Ефимовна оказалась добродушной ста- рушкой, которая тихо и спокойно доживала свои век, кормясь тем, что пускала в дом квартирантов. Она очень обрадовалась Маше, усадила ее за стол н принялась жаловаться на жильцов.

— Умру из-за них раньше времени, — причитала она. — Как морозы, мне страшно, что они на чердаке околеют. Стучу палкой в потолок, кричу: «Как вы там? Не замерзли? Спускайтесь вннз». А они: «Что вы, бабуся! Нам жарко!» Я Георгня-то почему пустила? Думала, до холодов доживет на чердаке, а там и нижние квартиранты съедут. Опи и верно съехали. А ваши все равно наверху остались. Господи, что делать-то?

— Они у нас закаленные, — вставила Маша.

— Да что там закаленные! Морозище-то двадцать градусов. Околеют, что я буду делать? Мне отвечать. Переживаю, милая, страсть как. Говорю им: перебирайтесь в тепло, плату буду брать как за чердак. А они: нам и здесь хорошо. Но судпть-то меня будут! Скажут, замерзли в твоем доме. Шутка ли, утром спускаются вниз, а у них головы белые — в инее. И волосы в стороны торчат, как иглы, — смерзлись. Погубят они меня. Хоть бы ты, милая, урезонила их. Заснут и не проснутся.

Старушка утерла глаза платком и умолкла. Но Машу ее стенания не бросили в дрожь: Серафим сообщал домой об этом житье-бытье. Читая письма, Сергей удовлетворенно хмыкал. Он был вполне уверен, что братьям спартанский образ жизни пойдет лишь на пользу. И потому Маша, полностью доверявшая мужу, была спокойна за Горю и Симу. Она опять стала успокаивать хозяйку, и, кажется, это удалось.

В пять часов заявился Георгий с буханкой черного хлеба под мышкой — братья по-прежпему ели только черный хлеб. Он страшно обрадовался Маше:

— Xa! Вот это сюрприз! Есть с кем иочаевнпчать! Надевай, Маруся, пальто п полезли наверх.

— А Серафима подождем? — Симку, Маруся, не ждем. В отъезде он, где-то землю мерит. Вот что, давай на нашей мансарде прибирайся— за этим ведь приехала, а? Потом кипяточку грей. А я пойду тренироваться. Если управиться быстро, нди к пруду, — Георгий в окно указал направление, куда идти. — Я там буду.
Предыдущая << 1 .. 15 16 17 18 19 20 < 21 > 22 23 24 25 26 27 .. 82 >> Следующая