Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 16 17 18 19 20 21 < 22 > 23 24 25 26 27 28 .. 82 >> Следующая


И в чем приехал с работы, в том и побежал тренироваться. Только полотенце прихватил.

Часа через полтора Mama тоже отправилась на пруд. Георгий, от которого пар валил, все еще бегал вдоль берега. Заметив невестку, он сбавил темп, перешел на шаг, а затем стал на ходу массировать мышцы и делать упражнения с наклонами. Этому научил его Сергей: после сильных нагрузок тоже нужна разминка. Организм нельзя тормозить внезапно, его надо переводить в нормальный ритм постепенно.

Затем Горька велел Маше отвернуться, мигом разделся догола и с шумом плюхнулся в небольшую полынью — они пробили ее вагой вместе с Симкой н всю зиму не давалн замерзнуть. Минут пять Знаменский фыркал и барахтался в студеной воде, громко жалуясь Маше, что здесь не развернешься, не поплаваешь. А затем, елозя животом по льду, стал выбираться из полыньи.

— Ты бы хоть раз сюда хозяйку привел, — засмеялась Маша. — Увидит такое купание, перестанет за вас переживать. А то, говорят, околеют на чердаке.

— И тебе нажаловалась? — Георгий быстро растирался полотенцем. — Беспокойная старушка. Но, между прочим, тут одна ночка была ничего-о-о. Морозец приличный. Я проснулся — нога не действует, пальцы белые. Ну, думаю, доигрался. Скорее на улицу и — босиком вокруг дома. Потом растер пальцы снегом. Гляжу — краснеют. Значит, все в порядке!

Георгин патянул брюки, полосатый тельник, рубашку, пиджачок. — Ну, Маруся, замерзла небось? Пошли скорее в дом.

Потом они долго пили горячий чай на чердаке — Маша в пальто, а Георгий все в том же своем пиджачке. Она рассказывала про то, как живется в Зеленой. Про отца с матерью. А он говорил о Москве, вспоминал Сергееву науку:

— Походил я на один стадиончик, где легкоатлетическая секция. И знаешь, чувствую, что я там сильнее многих. Не хвалюсь, ей-ей. Они, правда, еще не знают, что я сильней, — Георгий хитро улыбнулся. — Я себя не показываю, покуда только вполсилы бегал.

Когда чай вконец остыл, Маша спустилась вниз: она, конечно, не рискнула спать па холодном чердаке. А Георгий разделся и, вытянувшись на своем топчане, укрылся плохеньким суконным одеялом. Он был искренне рад внезапному приезду невестки: в отсутствие брата зимние вечера на чердаке были не слишком веселыми.

Утром Знаменский поднялся очень рано. Спустился на улицу, попрыгал минут десять через веревочку, походил по двору с пудовыми гирями на ногах — он просовывал ступни в отверстия для пальцев и неуклюже шагал, стараясь повыше поднимать колени. Искупался в пруду. А затем поехал в Москву.

Для Знаменских он начался как обычно, тот февральский день 1932 года... Страна выполняла первую пятилетку. Жизнь мчалась вперед стремительно, неудержимо, увлекая молодежь романтикой, новыми перспективами и возможностями. II среди этих возможностей были занятия спортом. Динамичный, привлекательный своим оптимизмом, спорт оказался удивительно созвучным кипучему времени первой пятилетки и становился все более неотъемлемой частью человеческого быта.

После Всесоюзной спартакиады 1928 года, ставшей первым актом борьбы за массовость спорта, повсюду стали создаваться спортивные кружки. Сотни тысяч людей потянулись к занятиям физической культурой. Два института — в Москве и Ленинграде — не могли, естественно, обеспечить кадрами даже малую часть возникающих секций. Срочно были созданы Московские рабочие курсы тысячников по физкультуре, где тысяча производственников вечерами изучала основы тренерского искусства. Все они по окончании курсов стали руководить спортивными кружками на заводах и в учреждениях.

По заданию партии комсомол и профсоюзы возглавили организацию спорта в стране. С этого времени спорт перестал замыкаться на стадионах — он пропагандировал себя всюду. И он пропагандировал Советскую власть: десятки эстафет и агитпробегов совершали спортсмены. Они бегали по городским улицам, образуя своим расположением пятиконечные звезды. Они отправлялись в многокилометровые пробеги, пришивая к майкам предвыборные лозунги. Они разыгрывали призы имени самых выдающихся людей своего времени. Не было, пожалуй, ни одного явления в жизни страны, на которое не откликались бы физкультурники.

Иногда случались и курьезы. Когда осенью 1929 года бегуны с соответствующими лозунгами на спине отправились в антиалкогольный пробег по улицам Москвы, на финише, около Трехгорки, их встретил небольшой оркестр из вдребезги пьяных музыкантов. Этому случаю Демьян Бедный даже посвятил стихотворный фельетон. Но подобные нелепые происшествия были, конечно, исключением. А правилом становилось то, что спорт все глубже проникал в жизнь людей. Самые известные по тому времени столичные спортсмены регулярно выезжали проводить физкультурные праздники в небольших городах — в Иваново или Яхроме, Калуге или Владимире. Лучшие мастера-футболисты часто встречались с командами заводскими, а рекордсмены страны считали для себя честью, если их приглашали выступить на первенстве Ярославля или Рязани.

В общем, это было время, когда растущая популярность спорта делала его все более привлекательным в глазах молодежи. И братья Знаменские, уже давно увлекавшиеся бегом, но считавшие свое увлечение не более чем приятным отдыхом в одиночестве, тоже начинали тянуться к стадиону. Азарт спортивных эстафет, свидетелями которых становились сотни тысяч москвичей, все сильнее увлекал Георгия н Серафима.
Предыдущая << 1 .. 16 17 18 19 20 21 < 22 > 23 24 25 26 27 28 .. 82 >> Следующая