Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 17 18 19 20 21 22 < 23 > 24 25 26 27 28 29 .. 82 >> Следующая


Продолжая изо дня в день тренироваться, как учил их старший брат, они, конечно, не предполагали, что наступивший 1932 год станет переломным в их судьбе. А люди, встречавшие двух странных парней, которые не умели ходить пешком, а лишь бегали и зимой не признавали нн пальто, нн шапок, не могли предположить, что перед ними — выдающиеся спортсмены, коим скоро суждено прославиться на весь мир.

3.

Полгода поездив техннком-геодезистом по городкам Подмосковья, Серафим сумел устроиться на работу в столице: на строительстве фабрики-прачечной около Таганки требовались разнорабочие. Это было чрезвычайно удобно: теперь братья вместе отправлялись из Никольского в Москву.

Правда, домой они чаще всего езднли порознь. Три раза в неделю Георгий тренировался на «Серпе н молоте», и в эти дни Серафим лнбо навещал сестер, живших на Шаболовке, лнбо сразу уезжал в Никольское и бегал там кроссы. Несколько раз Горька советовал ему тоже записаться в секцию, однако младший Знаменский упорно отклонял этн предложения. Он был не так общителен, как Георгий, и стеснялся своей великовозраст-н остн. Тем не менее Серафим посоветовался с Сергеем, который как-то наехал в Москву, и тот предложил младшему брату испробовать иной путь в спорт. А чтобы время не шло даром, подсказал:

— Ты на этот «Серп и молот» иногда заглядывай. Стой в сторонке да крути на ус, что люди делают.

Серафим так и поступал. Незаметно пристраивался он у ограды стадиона и часами наблюдал за тренировкой.

А Георгий в это время уже делал успехи. Поначалу Чулицкий, как и прошлой осенью, в него не вернл, считая Знаменского старательным, но бесперспективным энтузиастом легкой атлетики. Однако месяца через полтора Сева словно прозрел, И тут в полной мере проявилась та его способность искать подход к каждому человеку, за которую почитали Чулицкого. Он будто впнлся в Георгия, всеми силами стремясь, как он говорил, «обломать» его дубовый стиль бега.

Теперь на стадионе Георгия запросто звали Жорой-морячком, Появились новые знакомые, и среди них два брата Мешалкиных — Игорь и Женя. Их привел Сева, который зимой перешел работать в прессовый цех «Серпа и молота». У Мешалкиных в прошлом году умер отец, и им пришлось самим добывать кусок хлеба. Им достались тяжелые профессии: Игорь был подручным сталевара, а Женька вальцовщиком на прокатном стане. Георгий познакомился с ними при забавных обстоятельствах. Однажды, переодевшись в раздевалке, он вышел на улицу и остановился у стены павильона. Солнце било ему прямо в глаза, и Георгий довольно щурплся, думая о том, что все устраивается не так уж дурно,— перед выходом на беговую дорожку у него всегда подымалось настроение. Но на этот раз нечто любопытное привлекло внимание Знаменского. Дверь в павильон осталась приоткрытой, и до его слуха донесся разговор, имевший к нему самое прямое отношение.

Невысокий жилистый паренек, неизвестно почему прозванный женским именем Екатерина Андреевна, говорил какому-то иовичку:

— Тут у нас дядя есть — уникум! Ему гири подымать, а он — бегать.

— Который в углу раздевался?

— Он и есть. Ему Сева в прошлом году говорит: «У вас конституция штангиста». Все думали, он весной не объявится. Но пришел. И знаешь, бегает! Такой громила, а выносливый!

Слушатель недоверчиво хмыкнул:

— Шутишь, иебось. Я сам удивился, когда его увидел. Думаю, что ему здесь делать?

На этом разговор прервался. Но когда тренировка подошла к концу и Сева велел всем бежать полторы тысячи метров, вот тогда-то Георгий решил показать себя. Он подгадал забег так, чтобы оказаться рядом с тем недоверчивым пареньком, и принялся играть с ним в «кошки-мышки», то слегка опережая его, то позволяя ему настичь себя и потом сиова уходя вперед. Пареиек пыхтел вовсю и, кажется, из кожн вой лез, чтобы перегнать Знаменского. Но куда там! За круг до финиша Георгий прибавил темп и потом долго ждал, когда его соперник закончит дистанцию.

По пути в раздевалку Георгий подошел к нему:

— Ну как, теперь поверил?

Паренек густо покраснел. И Георгий, показывая, что вовсе не обижен, подмигнул:

— Ничего, не ты один сомневался.

Парень расплылся в смущенной улыбке.

— Извиии уж, так получилось. Будем знакомы, — ои протянул руку. — Игорь Мешалкин.

Так они подружились. Но Георгию временами казалось, что где-то ои уже встречал этого парня. Промучившись неделю, Знаменский вдруг хватился и отыскал у Александры Ефимовны журнал, купленный зимой, — самый первый номер «СССР иа стройке». Большого формата, увесистый, он открывался фотографией во весь лист: пожилой седоусый сталевар со своим подручным. Глянув на фотографию, Георгий хлопнул себя по лбу. Это же Игорь! Вот где он его видел!

Потом он познакомился и со вторым Мешалкиным. Братья очень ему нравились. Старший из них, Игорь, был ровно на десять лет моложе Георгия, а Женя на столько же младше Серафима. Знаменского восхищало упорство этих парней: признаться, бегали оба отвратительно, однако не было случая, чтобы они сошли с дистанции. Не смогут добежать — доползут. Мешалкины тренировались с завидной настойчивостью, однако было ясно, что хороших бегунов из иих не получится, — не дано. Но зато, как выяснилось много лет спустя, братья Мешалкины стали докторами медицинских наук и знаменитыми хирургами, причем особенно прославился своими операциями на сердце младший из них — Евгений.
Предыдущая << 1 .. 17 18 19 20 21 22 < 23 > 24 25 26 27 28 29 .. 82 >> Следующая