Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 18 19 20 21 22 23 < 24 > 25 26 27 28 29 30 .. 82 >> Следующая


Стадион «Серп и молот» постепенно становился для Знаменского родным домом. Сюда приходили хорошие и веселые ребята, и жили все — легкоатлеты, футболисты, теннисисты, городошники — единой, дружной семьей. На стадионе было всего два штатных работника — дядя Павел и дядя Егор, в обязанность которым вменялось убирать сор и поливать футбольное поле. Но они не переутомлялись: на «Серпе» действовал девиз —«Увидишь бумажку — подыми!» Спортсмены сами ухаживали за беговой дорожкой, следили за чистотой в раздевалке. Вообще, с дисциплиной здесь был полный порядок. Запрещалось даже появляться на поле без спортивной формы. И если какой-нибудь новичок нарушал это строгое правило, то первый же человек, увидевший такое святотатство, вопил: «Миша! Миша! Куда смотришь?!» На крик словно из-под земли возникал Миша Игумнов, фанатичный приверженец спорта, который каждый вечер приходил на «Серп и- молот» и добровольно взял на себя функции блюстителя порядка. У Миши были широчен- ные плечи и громадные волосатые руки. Когда он, на ходу закатывая рукава, с криком «Кого бить?» появлялся на поле, нарушитель дисциплины старался немедленно исчезнуть. Впрочем, Игумнову ни разу не пришлось применить свою силу.

В общем, пока Серафим робко стоял за оградой стадиона, Георгий, как говорится, врастал в коллектив и занимался под руководством Севы Чулицкого. А Сева, надо сказать, сильно продвинулся как тренер. Его воспитанники теперь совершали кроссы по откосам вокруг Аидронникова монастыря, иа средних дистанциях чередовали рывки со свободным бегом. Чулицкий стал разрабатывать программу на каждое занятие и, более того, составлять индивидуальные планы для некоторых спортсменов.

В число этих некоторых попал и Георгий — Сева окончательно уверовал в него, хотя еще ни разу не фиксировал бег Знаменского секундомером. Это был жизненный принцип Чулицкого: он не относился к числу излишне торопливых людей и не любил рвать яблоки зелеными. Вдобавок Сева не позволял своим подопечным бегать на тренировках в полную силу, а так называемые «прикидки» считал большим праздником, проводя их только перед соревнованиями, чтобы определить состав команды. А потому Георгий тренировался не думая о результатах, что, по мнению Чулицкого, на данном этапе было полезнее всего.

Так прошло лето, наступила осень, а вместе с ней приблизилось первенство Москвы по легкой атлетике. И однажды, объявляя программу занятий, Сева торжественно изрек:

— Ребята, сегодня прикидка на тысячу метров.

Георгий приладил шиповки с особой тщательностью. Прнзиаться, это были отличные туфли — не ровня тем, что выпускала промышленность. У стандартной обуви щипы не выдерживали даже таких легковесов, как Ека- терина Андреевна; когда же их надевал Знаменский, под его тяжестью они гнулись чуть ли не через круг. Поэтому Сева самолично выковал для Георгия специальные шипы с широкими головками. А хоккеист первой команды «Серпа и молота» Илья Когучев, обладавший несомненными сапожными способностями, перешил туфли наново. Впрочем, таким образом была изготовлена не одна пара шиповок для легкоатлетов секции.

Короче говоря, Георгий приладил свои отличные беговые туфли и принял старт. Сева даже на прикидке остался верен себе: он не желал обольщаться и заставлял спортсменов бежать по одному, считая, что этим несколько занижает результаты. Правда, относительно Знаменского Сева был уверен: Жора-морячок себя покажет. И когда этот почти тридцатилетний парень взял старт и коряво, раскачиваясь корпусом, неправильно двигая руками, принялся отмеривать одну сотню метров за другой, Чулицкий залюбовался мощью его бега. Именно мощью! Другого слова оп и подобрать не мог. Сева не отрываясь наблюдал за Георгием и ни разу даже не посмотрел на секундомер. Он автоматически нажал его, когда Знаменский финишировал.

Взглянул на циферблат и мысленно ахнул — 2 минуты 47 секунд. В лучшие свои времена сам Чулицкий бегал 2,46. Сева ждал многого, однако о таком результате мечтать не смел.

Но он подавил собственное изумление и равнодушно кивнул:

— Что ж, вполне прилично.

Георгий обрадовался:

— Значит, неплохое время? А в компании можно пройти еще лучше!

Вечером в Никольском он весело говорил Серафиму о состоявшейся прикидке и соревнованиях, которые намечались через две недели и к которым, следовательно, можно подготовиться еще лучше. Но Знаменские так были воспитаны, что никогда — нн в горечи, нн в радости — не забывали друг о друге. Собственный успех не застил Горьке глаза, и судьба брата по-прежнему волновала его. Получив наконец возможность выступать в соревнованиях, он еще сильнее огорчался из-за Симкииой невезучестн. И, вдоволь наговорившись о своем, перешел к тому, что прнпас для брата.

— На «Серпе» ребята говорили, будто в следующее воскресенье должен состояться какой-то традиционный кросс. Кажется, Химкн — Москва. Я поточнее узнаю. Может, рискнешь, а?

Теперь Георгий был полностью посвящен в план, разработанный Сергеем. Серафим тоже не потерял лето даром. Он тренировался так же, как делал это двенадцать лет в Зеленой слободе. А осенью должен был выступить в каком-нибудь соревновании н показать, на что способен. «Снмке надо рубнть окно в спорт разом,— писал в Никольское старший брат, который тоже уехал из Зеленой слободы н работал под Коломной на карьере белого известкового камня. Оформившись нормировщиком, Знаменский руководил кружками художественной самодеятельности и был инструктором физкультуры. — Он должен сразу показать, что уже не новичок. А если не этот путь, то ждать придется, может быть, долго».
Предыдущая << 1 .. 18 19 20 21 22 23 < 24 > 25 26 27 28 29 30 .. 82 >> Следующая