Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 19 20 21 22 23 24 < 25 > 26 27 28 29 30 31 .. 82 >> Следующая


Теперь, кажется, подвернулся подходящий момент. Но, поскольку наступил уже вторник, а соревнование назначено на воскресенье, приходилось спешить. И Георгий явился на свой стадион уже следующим вечером. Севу он не встретил, однако вездесущий Мнша Игумнов, который почитал за правило быть в курсе всех спортивных событий Москвы, полностью удовлетворил его интерес. Оказывается, кросс Химкн — Москва вовсе не кросс, а пробег. Впервые он состоялся в прошлом году в связи с отчетно-перевыборной кампанией советов н подготовкой к IX съезду комсомола — Мнша был предельно точен. А на этот раз пробег проводится на приз нменн Максима Горького и в нем будут участвовать не только москвичи, но также спортсмены из других городов и даже зарубежные гости — нз Германии. Когда же Знаменский спросил, могут ли выйти на старт все желающие, Миша развел в стороны волосатые рукн:

— Жоржик, ты спятил. В нем выступают только те, кто заявлен спортивными клубами.

Это сообщение потрясло Горьку. Мнгом распрощавшись с Мишей, он ринулся к Таганке и успел перехватить Серафима до окончания рабочего дня.

— Слушай, — Георгий был лучше брата искушен в той сложной путанице названий, ведомственных ограничений н территориальных признако», какую в начале тридцатых годов представляла собой организация физкультурного движения. — А кто ты есть? Если ты работаешь, значит, к кому-то относишься. Иди в свой профсоюз, там наверняка создана спортивная секция. От нее н выступишь.

Серафим обрадовался:

— Горя, ты гений. Завтра отпрошусь с работы н съезжу в союз. Как же мы раньше-то не сообразили!

Оставшиеся до выходного дни Серафим тренировался с ожесточением. Только в субботу он дал себе отдых, сделав лишь небольшую пробежку. А с утра в воскресенье братья отправились в город.

Распрощались на Курском вокзале — у Георгия была тренировка. Он покровительственно хлопнул Серафима по плечу:

— Ну, Снмка, ни пуха! Корову не проиграешь, а что-нибудь, да выиграешь. Привет! Встретимся дома,— н, не оглядываясь, побежал по направлению к Землянке.

Они были скупыми на эмоцнн, этн Знаменские. Нелегкая судьба н крестьянская привычка к сдержанности приучили их быть малословными. Даже в самые волнующие минуты — относилось ли это к сложным жизненным ситуациям, или к спортивным соревнованиям,— Знаменские предпочитали дела словам. Они жили просто и ясно, ибо полагались исключительно па самих себя.

У Серафима наступило то редчайшее в его жизни состояние, когда он пе бежал, а неторопливо шел по московским улицам. Опытный тренер, наверное, сказал бы, что Знаменский психологически настраивается. Возможно, так оно и было, но сам Серафим об этом не подозревал. Он ие старался не думать о пробеге — он просто забыл о нем, как забыл когда-то о соревнованиях в Константиновке. В конце концов, не могло же ему прийти в голову, что сегодня решится его судьба.

Серафим думал о другом. Прошел уже немалый срок с тех пор, как он уехал из Зеленой, завершив этим отъездом какую-то часть своей жизпи. Но что изменилось с тех пор? Какой новый этап начался в его судьбе? Да никакой! Вот уже давно оп живет ожиданием сам не знает чего. Дпи летят, ничем не наполненные. Серафим чувствовал опасность такого существования, которое иначе, как бесцельным, и назвать-то было невозможно. Укладываясь спать на своем чердаке, они с братом не раз говорили о том, что делать дальше. Собственно, выбора имелось всего два: либо приобретать хорошую специальность, чтоб по душе была и могла прокормить, либо учиться. Все теперь учатся. Но разговоры разговорами, а ничего пока не меняется, и, что хуже всего, никаких перемен не предвидится.

Младший Знаменский задумчиво брел по московским улицам, мысленно пытаясь заглянуть в свое будущее.

А между тем он стоял на пороге поистине удивительных перемен, которые должны были произойти в его жизни. Не сознавая этого, он сам пришел к ним, преодолев долгий и многотрудный путь. 99

4.

Старт пробегу на приз имени Максима Горького давали около железнодорожной станции Химки. Почти сто спортсменов — москвичи, ленинградцы, туляки, кали-ииицы, яхромичи вместе с представителями немецкого рабочего клуба «Фихте» — толпились на небольшой площади перед вокзалом. Обычно иа старте таких массовых соревнований каждый стремится занять позицию повыгоднее — чтобы сразу вырваться из толпы бегунов. Но в то же время существует неписаный закон: сильный становится впереди, новичок — сзади. Эта традиция рождена вовсе не каким-то диктатом со стороны фаворитов, а, наоборот, уважением, какое оказывают им аутсайдеры. Именно сильным предстоит разыграть между собой призовые места. Пусть же они с самого начала будут в равных условиях. В дополнение к этому бегуны из одной команды, естественно, становятся рядом, что тоже вполне оправданно самой логикой спортивной борьбы.

Однако Серафим, впервые в жизни вышедший на старт, понятия не имел об этих общепринятых правилах. Он преспокойпепько занял место в переднем ряду и уже приготовился к бегу, как вдруг услышал обращенный к нему вопрос:

— Парень, а туда ли ты встал? — это говорил динамовец Михаил Миронов, веселый и ершистый человек. Он удивился столь откровенному нарушению этики. Впрочем, Миронов был настроен отнюдь не сердито, а благожелательно и чуть насмешливо. — Здесь место «Динамо». Сам-то из какой команды?
Предыдущая << 1 .. 19 20 21 22 23 24 < 25 > 26 27 28 29 30 31 .. 82 >> Следующая