Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 22 23 24 25 26 27 < 28 > 29 30 31 32 33 34 .. 82 >> Следующая


Весной этого года Сева пришел на Разгуляй — там на стадионе проводились соревнования ио легкой атле- тике для школьников. Чулицкий старался не пропускать таких стартов, понимая, что именно среди детворы легче всего отыскать способных бегунов. И хотя многие его предыдущие походы были безрезультатными, в тот раз Сева наткнулся наконец на самородок. Это была белокурая девчопка, бежавшая 60 метров. Севу потрясла ее резкость. Это было что-то невероятное! Чулицкий тут же бросился разыскивать маленькую бегунью, но та словно сквозь землю провалилась. Лишь перерыв целую ГРУДУ перепутанных стартовых протоколов, Сева наконец дедуктивным методом, в котором был силен, выяснил фамилию этой девчонки, ее адрес и номер ее школы. На следующий день он послал за ней делегацию из воспитанниц своей легкоатлетической секции и после долгих уговоров, увещеваний и споров с родителями бегунью все-таки привели к Севе.

Она стала заниматься под руководством Чулицкого и совсем недавно завоевала титул чемпионки Москвы среди девушек — произошло это здесь же, в Самарском. Сева был счастлив. Но со свойственной ему трезвостью отнюдь не приписывал себе выдающихся тренерских заслуг. Чулицкий считал, что эта белокурая девчонка—Женя Сеченова — просто-напросто рождена для спринтерского бега. Он, конечно, не мог предполагать, что впоследствии ей суждено стать двукратной чемпионкой Европы, но твердо верил в ее незаурядное спортивное будущее. А тот факт, что «выкопал» он Сеченову именно в такой же пасмурвый день, что именно на стадионе Совторг-служащих она завоевала свое первое чемпионское звание, наводил Чулицкого на приятные размышления, и он готовился представить легкоатлетической Москве еще одно спортивное дарование — Георгия Знаменского, надеясь вдобавок, что этот парень выведет на первое место команду «Серпа и молота».

Но когда Чулицкий, стоявший па футбольном поле, где он давал последние указания участникам эстафеты 10X1000 метров, издали заметил Георгия, его тронули нехорошие предчувствия. Знаменский шел как-то боком, неестественно, и вообще весь его облик, обычно бравый и уверенный, сейчас был совсем иным — смущенным, если не сказать растерянным. Сева заспешил навстречу.

— Ты, брат, запаздываешь. Времени в обрез, — Чулицкий выглядел суровым.

Георгий секунду помедлил с ответом. Он тоскливо посмотрел на тренера, потом выдавил:

— Я бежать не могу...

— Как не можешь?! — Сева нервно дернулся, будто его ударило электрическим током.

— Понимаешь, — Знаменский замялся, потом повернулся к Чулицкому вполоборота. — Чиряк у меня... Сесть не могу, куда уж бегать.

Чулицкий обмяк. Это была одна из тех мерзких подлостей человеческого бытия, которые абсолютно невозможно предусмотреть и с которыми невозможно бороться. Все рушилось. И это было тем более обидно, что сегодня Чулицкий храбрился и хвастал, как никогда раньше. Он представил в свете этого последствия проигрыша, и ему стало не по себе.

Георгию тоже было не сладко: он прекрасно понимал, как подводит команду. Но что он мог поделать? У него оставался один-единственный выход, чтобы хоть как-то попытаться исправить положение. И он его использовал.

— Слушай, Сева, — робко начал Георгий. — Я брата привел. Он тоже бегает. Может, поставишь его вместо меня?

— Всё! Проиграли! — сокрушался Чулицкий, не вслушиваясь в слова Знаменского. Он столь тщательно готовил свой сюрприз, столь сильпо был поглощен своим замыслом, что всю минувшую неделю находился, так сказать, в подполье. Он избегал встреч с друзьями и даже прозевал газеты с маленькими ииформациями о пробеге Химки — Москва. Мало ли, в конце концов, проводится в городе кроссов и пробегов! За всеми не уследишь. А поскольку Георгий ни словом не обмолвился об успехе своего брата, приберегая этот козырь на крайний случай, то Сева просто-напросто никогда не слышал о существовании Серафима. Теперь он тупо и безразлично твердил о неминуемом проигрыше, не обращая внимания на лепет Георгия.

А тот между тем продолжал рекламировать брата:

— Сева, мы на работу из Никольского всегда вместе бежим. Быстрее поезда получается.

— Что ты чепуху городишь! Кто бежит быстрее поезда? Ты, что ли? Он? — Сева кивпул на парня, стоявшего за спипой Знаменского. — От Никольского до Москвы пятнадцать верст, это я прекрасно знаю и голову мне не морочь. Какой дурень будет оттуда на работу пешком драть! — Чулицкого так возмутила эта нелепая история, что он даже отвлекся от печальных мыслей о поражении.

— Да вот же, бегаем, два дурня, — Георгий, несмотря на трагизм положения, рассмеялся. — Поезд-то с остановками идет, а мы без. Как-то даже автомобиль обогнали. Сначала он нас, а потом смотрим — сломался. Мы шоферу сделали ручкой и дальше. Нет, Сева, я серьезно: заяви Серафима.

Что оставалось Чулицкому? Он мог, конечно, поставить вместо Георгия кого-нибудь из второй команды. Но смысла в такой перестановке было мало. Сева хорошо знал силы своих воспитанников и понимал, что ни один из них не заменит Жорку. Расстроенный и сокрушенный, он подал дозаявку на Серафима Знаменского — благо у того оказалась с собой карточка медосмотра, который он прошел дней десять назад. Из-за неожиданных неурядиц и треволнений Чулицкий даже не разглядел толком этого парня. Заметил только, что внешне он такой же плотный, как Георгий, и, видимо, еще более молчаливый, потому что во время оформления у врача произнес не больше трех слов.
Предыдущая << 1 .. 22 23 24 25 26 27 < 28 > 29 30 31 32 33 34 .. 82 >> Следующая