Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 23 24 25 26 27 28 < 29 > 30 31 32 33 34 35 .. 82 >> Следующая


Сделав дозаявку, Сева пришел в себя и немедленно принялся вынашивать новые тактические планы. Раньше он делал ставку на десятый этап, где должен был бежать Георгий. Независимо от того, будет ли его команда к последней тысячеметровке на первом месте или на втором, Чулицкий не сомневался, что Знаменский выведет «Серп и молот» вперед. Но теперь ситуация в корне менялась. Необходимо любой ценой к десятому этапу оторваться от противника хотя бы метров на сорок. И тогда, если даст бог, этот новый Знамепский не успеет растерять завоеванное преимущество. А что он проиграет свой этап, Сева знал стопроцентно: от «Зиса» здесь бежал весьма сильный средневик Эдик Громадский.

Сева снова взбодрился. Когда эстафета отправилась в путь, он принялся бегать наискосок футбольного поля, давая советы то одному, то другому спортсмену. Где-то в глубине души его снова затеплилась надежда: он не без оснований считал себя оптимистом. И, судя по первым четырем этапам, дела шли не так уж плохо. Хотя лидировал «ЗИС», но «Серп и молот» сидел у него на пятках. Тактический план Чулицкого предусматривал это.

Но, увы, на пятом этапе все рухнуло. Здесь бежал Женя Мешалкип. Он старался вовсю, однако проиграл сразу 30 метров. Сева на все махнул рукой: он смирился. Теперь Чулицкий уже не метался по полю. Он стоял там, где обычно принимают старт на 200 метров, и ждал своей очереди. Сева, как тренер общественный, тоже имел право выступать. Он бежал на восьмом этапе.

Когда Чулицкому, наконец, вручили эстафетпую палочку, спина противника была от пего метрах в пятидесяти. Сева мчался вперед отчаянно. Он наверняка знал, что его команда проиграет, но старался ради собственного спокойствия, чтобы потом сказать самому себе; «Я-то сделал все, что мог!» Так он не бегал уже давно. И откуда взялся порох в пороховницах!

Но что означали жалкие 10 метров, которые удалось ему отыграть, в сравнении с теми 40, что остались? К тому же на девятом этапе существенных изменений не произошло. Эднк Громадскнй уже отмеривал дистанцию, а брат Знаменского все еще поджидал, когда же наконец и ему вручат эстафету. Сева даже взвился от негодования: этот, как его, Херувим или Серафим, словом, здоровенный черт с ангельским именем, н не думает начинать бег, чтобы на ходу принять палочку. Ему кричат: «Беги же, бегн!», а он стоит как пень. Чулицкий отвернулся, не желая видеть этого издевательства над эстафетой. Но в этот момент кто-то похлопал его по плечу:

— Чулида, где твой сюрприз? На восьми этапах я его что-то не заметил, —это, конечно, был Громов.

— Какой к черту сюрприз, — зло ответил Сева. — У меня беда, а ты с шуточками лезешь. Понимаешь, самый лучший... — н вдруг осекся.

На беговой дорожке происходило невероятное. Этот брат Знаменского, получив эстафетную палочку, рванул вперед так резво, будто его пришпорили. В таком бешеном темпе начинают четырехсотметровку, после чего еле-еле дотягивают до финиша. Топая, словно кованый конь, парень стремительно догонял автозаводского Эдика: Сева глазом не успел моргнуть, как он подошел вплотную к лидеру. 40 метров, проигранные командой, были «съедены» рывком, какого Сева в жизни своей не видел.

Севин мозг лихорадочно заработал. Боже, какой сегодня сумасшедший день! В третий раз его настроение после катастрофического падения подымается до высшей точки — именпо так разбалтываются нервы. Когда лидер и брат Знаменского пробегали мимо линии финиша, Сева вдруг молнией бросился к бровке и завопил: — Прицепись к нему! Держись, держись! Не отпускай!

А сам с горечью подумал, что этот сумасшедший рывок на старте, наверное, отнял у парня все силы. На легкоатлетическом жаргоне это означало: бегун «зарезался». Теперь он навряд лн выдержит темп, взятый Громадским. Эднк сегодня в ударе.

Сзади подошел Громов:

— Кто это? — на этот раз вопрос его звучал без подвоха.

В Севе возобладала осторожность, н он ответил:

— Новичок. Еще не опытный, вот н рванул со старта.

— Гм... — хмыкнул Громов и отошел в сторону. Он готов был поклясться, что на этот раз Сева хитрит.

А бег между тем продолжался. Как это обычно бывает на таких соревнованиях, спортсмены, пробежавшие свой этап, стояли по периметру футбольного поля, отчаянно подбадривая продолжающих борьбу. Невообразимый гам нарастал по мере того, как приближался финнш. В общнн хор включились и болельщики, причем особенно старался Папуас, чей могучий протодьяконский бас был не менее знаменит, чем курчавая шевелюра. Порывкина специально ставили в конце дистанции, чтобы он громоподобными возгласами взбадривал уставших бегунов. На этот раз Боб тоже выскочил к бровке н гаркнул почти в ухо Серафиму:

— Даван! Жмн!

Сева, сделав охотничью стойку, напрягшись и внутренне дрожа, не спускал глаз с дорожки. Il он увндел то, что не снилось ему в самом радужном сне. Он вообще считал, что такого не бывает. За 200 метров до финиша брат Знаменского, который сделал мощнейший спурт на старте этапа и после этого держал очень высокий темп, чтобы не отстать от лидера, этот брат Знаменского вдруг совершил еще один рывок, поравнялся с Громадским н... ушел от него, как от стоячего. Да, да, как от стоячего! Всем показалось, что Эдик будто остановился, — так быстро увеличивалось расстояние между ним и новым лидером.
Предыдущая << 1 .. 23 24 25 26 27 28 < 29 > 30 31 32 33 34 35 .. 82 >> Следующая