Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 24 25 26 27 28 29 < 30 > 31 32 33 34 35 36 .. 82 >> Следующая


Но этого мало! Чулицкого окончательно потряс тот факт, что новый Знаменский, несмотря на труднейшую миссию, какую он выполнил, бежал совершенно свободно — он так же начинал бег. Это было похоже на сказку, это лежало за пределами реальности!

К фннншу Знаменский шагов на двадцать оторвался от Громадского. Сева стоял у самой бровки и, онемев от восторга, наблюдал, как мчится на последних метрах дистанции этот чудо-бегун. Когда победитель поравнялся с ннм, Чулицкий с благоговением отметил, что парень дышнт относительно ровно — если учесть, конечно, пройденный километровый путь. И еще Севу поразила мощь его бега. On буквально попирал дорожку ногами, Отталкиваясь от нее со страшной силой. «Ну и ну...» — изумленно подумал Чулнцкнй и вдруг увидел: Знаменский, который уже пересек лниню финиша, вовсе не думает останавливаться. Все так же стремительно он мчался и мчался по повороту.

— Стой! Стой! Хватит! — Сева ринулся через поле к выходу нз поворота н буквальпо повис на Знаменском, обхватив его за плечи.

Парень, разгоряченный бегом, недоумевая взглянул на Чулицкого:

— Уже все? А я думал, надо еще бежать...

— Еще-е! — закатывая глаза к небу, в полном изнеможении от пережитого потрясения простонал Сева.— Он хочет бежать еще! Он еще может бежать!

Команда «Серпа и молота» торжествовала.

— Я же говорил, что хорошо пробежит, — басил Георгий иа ухо Чулицкому.

Со всего стадиона к Севе бежали люди и спрашивали:

— Кто этот парень? Откуда? — Брат Жоржнка, — равнодушно отвечал Чулнц-кнн, делая вид, что вовсе не удивлен происшедшим. Он уже успел прнйтн в себя. Глядя на Севу, его друг н соперник Валька Громов теперь был окончательно уверен, что Чулнда специально подстроил все этн треволнения в эстафете и что этот парень н есть обещанный Чулнцкнм сюрприз.

Главный секретарь соревнований Михаил Леннель одиноко бродил взад н вперед в дальнем от фнннша углу стадиона. Этот маленький, круглый, сильно заикающийся человек сейчас выглядел растерянным. Родом из Тулы, он уже несколько лет жнл в Москве, ютясь на стадионе «Пнщевнк» на Вятской улнце — его привела в столицу любовь к легкой атлетике. Леннель был бесконечно предан спорту н славился своей феноменальной памятью на легкоатлетические результаты. Он мог мгновенно ответить иа любой вопрос по спортивной статистике, н потому его непременно назначали главным секретарем профсоюзных соревпований.

Сейчас Леннель, как истинный знаток н ценитель спорта, испытывал столь сильные чувства, что предпочел уединиться. Он шагал взад и вперед по беговой дорожке н, занкаясь, невразумительно бубннл себе иод пос. Он считал, что ему фанстастическн повезло — он стал свидетелем того, как в легкую атлетику пришел феноменальный бегун.

5.

Легкоатлетическая Москва начала тридцатых годов была не слишком многочисленна. Ее отличало другое качество — все, кто занимался этим видом спорта илн был прнчастен к нему в силу болельщицких симпатий, хорошо зналн друг друга н часто встречались. Люди отдавали спорту все свободное время. Oii был для ннх не одним лпшь средством физической закалки, но и той 5-23 средой, в которой они формировались, где па долгие годы, а нередко и на всю жизнь завязывались дружеские отношения. Впрочем, было бы неверно говорить о каких-то обособленных друг от друга кланах легкоатлетов, футболистов, теннисистов. Все спортсмены, без различия видов, которыми они занимались, и вне зависимости от клубов и обществ, где состояли членами, жили дружно, в постоянном общении.

И потому тот способ передачи информации, который принято называть беспроволочным телеграфом, действовал в спортивной среде особенно надежно и быстро. Из уст в уста передавалась по Москве весть о появившихся невесть откуда братьях-скороходах. Рассаживаясь на трибунах, встречаясь на тренировках, на судейских коллегиях, в домашнем кругу, люди говорили друг Другу:

— Слышали, говорят, на «Серпе» два брата объявились? Уже в возрасте, а бегают прекрасно, прирожденные стайеры. Фамилия их, кажется, Знаменские.

Очень быстро эти разговоры перестали относиться к категории слухов, потому что вскоре тысячи людей воочию познакомились с бегунами Знаменскими, а десятки спортсменов испытали благодаря им горечь поражения.

Среди этих последних оказался и динамовец Лев Либкинд.

После пробега Химки — Москва, где он впервые, как говорят бегуны, увидел спину Серафима Знаменского, Либкинд честно признался себе, что навряд ли сможет соперничать с этим новичком, который безбоязненно потеснил столько авторитетов. Не зря Миша Миронов, столь сурово обошедшийся со Знаменским на старте пробега, после финиша почесал в затылке и изрек: «Ребята, трепещите!» IIo, в конце концов, не во всех же соревнованиях участвует этот Зпаменский! А потому кое-какие призы могли достаться и другим, в том числе Либкинд у. Лев думал об этом, отправляясь в Ленинград на спар-J такиаду профсоюзов. «Динамо» вело шефскую работу на многих предприятиях, и потому Либкинд, как тренер заводской секции, имел право выступать за команду РАТАП—рабочих авиационной, тракторной и автомобильной промышленности. Он был заявлен на дистанцию 5000 метров и, перебирая в уме профсоюзных стайеров, не без оснований рассчитывал на успех.
Предыдущая << 1 .. 24 25 26 27 28 29 < 30 > 31 32 33 34 35 36 .. 82 >> Следующая