Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 25 26 27 28 29 30 < 31 > 32 33 34 35 36 37 .. 82 >> Следующая


Но на стадионе клуба «Заря>> вблизи Кировского завода, где Либкинд вышел на старт, его поджидало неприятное известие. Он снова услышал фамилию «Знаменский».

Впрочем, обведя глазами участников забега, Лев не заметил среди них того, кто обогнал его на шоссе. Хнм-кп — Москва, и успокоился. Он решил, что речь идет об однофамильцах.

Это заблуждение дорого обошлось ему. Едва толпа рванувшихся со старта бегунов поредела, Либкинд, собиравшийся возглавить бег, чуть ли не с суеверным страхо.и увидел перед собой именно ту спину, знакомство с которой однажды уже доставило ему мало удовольствия. Сомнений быть не могло: могучая, раскачивающаяся из стороны в сторону спина, та самая спина маячила впереди. Перед самым забегом на стадион обрушился ливень, и, поскольку дренаж здесь посил условный характер, дорожка стала тяжелой. Но лидеру до этого, казалось, не было дела. Он бежал без видимых усилий. Il он снова пренебрегал тактикой. Его словно не интересовало, что покажет секундомер, он наслаждался самим процессом движения.

Либкинд закончил дистанцию вторым. Правда, на сей раз у него имелись мотивы для самооправдания; за два дня до соревновании хирург вскрыл ему нарыв на пятке, и Лев вьтщел па беговую дорожку забинтованным. Но, говоря по чести, его проигрыш объяснялся не этим. Парень по фамилии Знаменский, имевший по-

6* сомненное сходство в манере бега с тем Знаменским, был сильнее.

После финиша Лев поздравил победителя и спросил:

— Простите, вы имеете какое-нибудь отношение к Знаменскому, который участвовал в пробеге Химки — Москва? Лица у вас вроде бы не похожи, зато стиль бега...

Парень, на майке которого была эмблема «Черного металлурга», весело расхохотался:

— То Серафим, мой брат. А я Георгий Знаменский.

Либкинд был сражен! Позже, вернувшись в Москву

и заглянув на стадион «Пшцевик», где проводились какие-то районные соревнования, оп столкнулся с Севой Чулицким, которого знал по Спартакиаде 1928 года, и в первую очередь поинтересовался:

— Слушай, что за братья на «Серпе» объявились?

Сева встрепенулся. Любое упоминание о Знаменских

доставляло ему удовольствие.

— Ты про Знаменских? Ну, брат, это титаны. Рождены для бега, от природы дано. Они ходить не умеют, понимаешь? Не умеют ходить — только бегают. Живут за городом в Никольском и жмут в Москву своим ходом. Пятнадцать верст! Немыслимо! Причем работенка у них, скажу, не сахар. Мы их сейчас устроили па свои завод. А там, сам знаешь, силенок надо отдавать много. Но они на работу — бегом, после работы — тренировка. Вот и суди, каковы. Ну, что ты! — Сева захлебнулся от восторга. — Это прирожденные стайеры!

— Вроде Гриши Потемипа? — спросил Либкинд. Потемии тоже пришел в спорт сенсационно. Никому не известный парень из деревни, он поразил тем, что на Спартакиаде 1928 года выиграл кросс у сильнейших легкоатлетов. О ном говорила вся Москва: Гриша бежал босиком.

— Потемии? Конечно, тоже самородок. Но, видишь, времени немало прошло, а он все еще мир не удивил. Таких много. А вот Знаменских ищи — не найдешь! — Чулицкий снова загорелся. — Ты посмотри, скольких они в этом сезоне позади оставили!

Либкинд засмеялся:

— Я, наверное, самый пострадавший. Обоим успел проиграть.

— Вот видишь! Подожди, они и до Маляева доберутся. Ты своему дружку скажи: пусть готовится. Эти Знаменские себя еще покажут.

Подошел вездесущий Петр Лебедев.

— Привет, ребята! Что же ты, Сева, эстафету проиграл?

Петька имел в виду комбинированную эстафету на приз имени Моссовета, в которой участвовали легкоатлеты, гребцы, велосипедисты и патрули — так называли команду из десяти человек, бежавших в противогазах и

в одежде.

— Почему это проиграл? — Я-то как раз выиграл. А за гребцов да велосипедистов не в ответе.

— Ладно злиться. Я шучу, — Петр, как всегда, был в отличном настроении. — Я, наоборот, тебя поздравить хочу.

А поздравить действительно было с чем. Эстафету начинали легкоатлеты, и Сева поставил на первый этап Серафима Знаменского. Около стадиона «Динамо», где давали старт, в этот раз выстроились чуть ли не все корифеи-средневики. Борьба обещала быть интересной, и на финише этапа — у Белорусского вокзала — собралось масса причастной к легкой атлетике публики. Там же находился и Лебедей. Теперь он со смехом рассказывал приятелям:

— Смотрю, бежит к финишу Борька Цельев, а впереди него мчится мешок с кислородом. Грудь — во! — Петька сделал выразительное движение рукой. — Я знаю, что это твой Знаменский, по какой именно, убей меня бог, разобрать не могу. — Мешок с кислородом! — рассмеялся Либкинд. — Здорово сказал, корреспондентская твоя душа. Прилипнет к ним ото прозвище.

Расхохотался и Сева.

— Слушай, — он схватил Петра за руку. — Но ты пе знаешь, что дальше было. В тот же вечер Цельев приезжает к нам на «Серп». Он ведь со Зиаменскими лично не знаком — ушел из секции как раз перед появлением Георгия. Так вот, приезжает и начинает всем жаловаться, что у него, мол, шнурок на тапочках развязался и мешал бежать. Не повезло, говорит. Ну, Борька, хорош гусь!
Предыдущая << 1 .. 25 26 27 28 29 30 < 31 > 32 33 34 35 36 37 .. 82 >> Следующая