Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 26 27 28 29 30 31 < 32 > 33 34 35 36 37 38 .. 82 >> Следующая


— Ничего, — Лебедев стал серьезным. — Мне кажется, все эти оправдания вот-вот закончатся. Эти ребята свое слово скажут.

— Мы Цельева породили, мы его и убьем! — Сева находился в приподнятом настроении. Он не был слишком честолюбивым и никогда не подчеркивал того обстоятельства, что именно он «откопал» братьев Знаменских, как, впрочем, и Женю Сеченову. Чулицкий не готовил себн к карьере профессионального тренера, он слишком любил легкую атлетику, чтобы превращать ее в свой повседневный труд. Он предпочитал ходить на стадион как на праздник. И потому его горячее участие в судьбе братьев Знаменских не основывалось на личном интересе.

Да, Сева не мало сделал для того, чтобы Георгий и Серафим стали рабочими «Серпа и молота». Правда, этому сильно поспособствовал Николай Михайлов, бывший секретарь заводской комсомольской организации, чьим старанием и был создан коллектив физкультуры. Став редактором «Мартеновки», будущий секретарь ЦК ВЛКСМ продолжал заботиться о развитии спорта и помог Знаменским. Но так или иначе, а Сева сделал все, чтобы братья защищали честь клуба, которому Чулицкий отдал столько сил. IIo ои не страдал ни местничест- вом, ни корыстолюбием и прекрасно попимал, что относительно скромные возможности завода не могут обеспечить Знаменским тех условий, которые необходимы им для дальнейшего роста. И к этим скромным возможностям относится он сам — Всеволод Александрович Чулицкий. On поставил братьев на беговую дорожку, но не обладает ни достаточными знаниями, ни опытом и не может уверенпо повести их к рекордам и чемпионским титулам. А Знаменские добьются их — в этом Чулицкий не сомневался.

И потому, как ни радовался Сева стремительным успехам братьев-скороходов, где-то в глубине души его жило печальное предчувствие: скоро с ними придется расстаться. Но он, как уже было сказано, слишком любил легкую атлетику, чтобы позволить себе поддаться суетному чувству. Сева, кроме всех прочих своих достоинств, был еще и философом. Той радости, какую он получил, открыв для спорта братьев Знаменских, хватало ему вполне.

6.

В один из летних дней 1933 года Георгии Знаменский заехал на стадион «Пищевик», возникший в 1926 году на месте скромной площадки Московского клуба лыжников. Георгий обогнул футбольное поле и довольно быстро нашел, кого искал.

Коля Баранов с двумя приятелями сидел па лавочке сбоку от трибуны. Возможно, он уже закончил тренировку, а может быть, еще не начинал — сие не имело значения. Георгий не сомневался, что встретит его: Баранов считал стадиоп родным домом, и за это в его настоящем доме — на Малой Бронной — на Колю снльпо обижались.

— Здорово, ребята. Чего делаете-то? — забасил Знаменский, протягивая всем по очереди руку. — Загораєм.

— Как жизнь живете? — Георгий присел рядом и начал отвлеченный разговор о том и о сем, что было наивернейшим признаком его отнюдь не случайного визита на «Пищевик».

С Барановым они состояли в приятельских отношениях, поскольку уже не раз вместе участвовали в соревнованиях. Николай раньше был футболистом, а потом стал хорошим средневиком. Это он еще в 1929 году первым в стране «вышел» из 2 минут на дистанции 800 метров. Но не менее чем легкоатлетическими успехами, Коля славился в спортивной среде своим веселым характером. Этот невысокий плотный парень сильно заикался, но сумел обратить сей изъян себе на пользу. Даже обычные фразы Баранов произносил так, что вызывал улыбку.

Когда подошел Знаменский, Коля рассказывал приятелям очереднуй байку. Поняв, что Георгий не хочет сразу переходить к делу, он продолжил:

— Так вот, выступил он в Подольске и собрался ехать домой. А двое местных бегунов решили проводить его до станции — все же столичная знаменитость! Уже вечер, все проголодались. Ну, подольчане и пригласили его в чайную. Выпил стакан чаю, закусил пирожком, потом сел в поезд и — адью. Сидит, смотрит в окно, и вдруг его прошибает холодный пот. За пирожок-то с чаем он не платил! Это что ж, выходит, он — профессионал, а не любитель? Гонорар принял? Прямо с вокзала мчится к одному из руководителей клуба. Рассказывает — так-то и так. Виноват, каюсь, учтите добровольное признание. Тот и спрашивает: «А сколько пирожок с чаем стоил?» — «Три копейки», — отвечает. Подумал, подумал ихний руководитель и говорит: «Мне кажется, три копейки это не страшно. На первый раз по неопытности прощается. Но наперед смотри! Чтоб никаких! Понял?» — Ты про кого сказываешь-то? — заинтересовался Георгий.

— Как про кого? Про Шафрана. Он сам рассказывал. Приходил недавно, вот на этом месте сидел. — Александр Шафран был спринтером, бегавшим еще до революции в клубе MKJI, на территории которого теперь размещался «Пищевик». Вспомнив об этом, Баранов добавил:

— А знаете, как сам Шафран тренироваться начал? Видите, дорожка, а за пей штакетник? — Баранов кивнул в сторону трехсотметрового круга. — Он однажды топал мимо, глядит — на стадионе люди бегают. Подошел поближе, скинул брюки и пустился с кем-то наперегонки— только бежал-то он по ту сторону штакетника. Его увидел знаменитый Лев Бархаш, чемпион России 1916 года, и говорит: <Юго, ничего бежит. Давай сюда!» Ну, Шафран перелез через штакетник и с того дня начал заниматься спортом. Вот так-то, братцы! Учись, сын мой, — Колька отечески потрепал по голове одного из приятелей. — Наука облегчает нам опыты быстротекущей жизни.
Предыдущая << 1 .. 26 27 28 29 30 31 < 32 > 33 34 35 36 37 38 .. 82 >> Следующая