Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 82 >> Следующая


Они жили на даче Эйсмонта впятером: Пужный, Баранов, два Знаменских и Володя Соколов, легкоатлет, футболист н отличный массажист, который выучился этому искусству у финна Канервы, работавшего в институ- те физкультуры. Однажды Канерва выступал в соревнованиях на стадионе «Искра», около зоопарка, и попросил Соколова его помассировать — как умеет. После массажа финн с удивлением сказал: «Какие мягкие пальцы. Из вас получится хороший массажист. Я научу». И научил. Поэтому Соколов и жил теперь с легкоатлетами.

Правда, сначала на даче Эйсмонта разместились лишь Пужвый, Баранов и Соколов. Для Георгия и Серафима сняли комнату в другом доме. Но братья и дня там не прожили — скучно. Пришли сюда и поставили свои раскладушки на балконе.

— Воздуху больше, — возвестил Георгий.

— Смотрнте, парни, украдут вас с балкона. Становятся Знаменские знаменитостями, — пошутил Коля Баранов.

С того дня началась в Тарасовке чудесная и веселая жизнь.

Существовавшая в селе Черкизово маленькая фабричка «Экспортнабивткань» Мособлпромкоопа получила здесь участок для строительства стадиона. И было решено создать в этом уютном дачном поселке загородную тренировочную базу общества «Промкооперация». Сюда съехались футболисты, легкоатлеты, велосипедисты, теннисисты, баскетболисты. Все они жили единой дружной семьей. Тарасовка превратилась как бы в одив большой дом, куда люди ехали с радостным чувством, потому что ждала их там встреча с друзьями, потому что там онн попадали в удивительно теплую атмосферу, рожденную общими интересами н великой преданностью своему спортивном клубу. Именно в Тарасовке завершалось окончательное формирование того крепкого, спаянного, знаменитою традициями дружбы коллектива, который вот-вот должен был организационно превратиться в московский «Спартак». Здесь закладывались нравственные основы первого в стране добровольного спортивного общества, где главную роль без- условно играло общественное начало, где простота и искренпость отношений сочетались с отсутствием лице-приятства, а польза дела и спортивная истина ставились выше личных симпатий.

Георгий и Серафим впервые в жизни попали в такое спортивное окружение. Оно покорило их жизнерадостной, веселой атмосферой и спартанским духом. Все здесь поднимались не позже шести и выбегали на зарядку. Впрочем, это название использовалось лишь в силу традиции— утренняя зарядка длилась по меньшей мере часа полтора н являла собой настоящую тренировку. Дача Эйсмонта стояла в конце Черкизовского парка, что особенно устраивало Знаменских — до Клязьмы рукой подать. Это позволяло им придерживаться старого правила: после зарядки они купались.

Три или четыре раза в неделю Георгий и Серафим устраивали настоящие тренировки. Как и прежде, им помогали Пужный с Барановым, не устававшие «таскать» их за собой. Впрочем, теперь и братья иногда выступали в роли лидеров. Однажды к Знаменским подошел Андрей Старостин. Футболисты тренировались здесь же, на поле, которое, кстати, считалось одним из лучших в страпе, нх мячи изредка попадали в легкоатлетов.

— Жорж, я к тебе и Серафиму прицеплюсь. Посмотрим, на что футболисты способны, — Старостин был одного с Георгием роста, и силы, наверное, одной, но сложен покрасивее, атлетичнее.

Георгий смерил его взглядом, выражавшим наигранное высокомерие, и пробасил:

— Кишка топка. Тебе только с мячом танцевать, а на дорожке работать надо. Становись за нами, поймешь.

И они побежали.

Андрей продержался целый круг, после чего, тяжело пыша, сошел. Но с того дня стал все чаще «цепляться» за братьев и через месяц мог бежать не отставая ужо три круга. «Ишь, футболист! Нам с Симкой скоро делать нечего будет», — добродушно ворчал Георгий. Но Андрей на трех кругах успокоился: он взял нз другого вида спорта то, что нужно футболисту. А взяв, решил подшутить над Знаменским, поскольку Георгий обмолвился, что братья в детстве были отличными — по деревенским масштабам, конечно, — полузащитниками. Старостин этнм воспользовался.

— Да ну! Неужели играли? Жорж, становись хавбеком. Сегодня тренировка в двое ворот, — Андрей гостеприимно развел руками. — Нам, конечно, до твоей выносливости далеко, вот и покажешь класс. Хавбек Жорж Знаменский! А что, звучит!

Георгин завелся с полоборота. Футбол действительно не был для него новинкой, мяч в ногах он держать умел. Но полагался, естественно, не на технику, а на «дыхалку» — еслн Андрей Старостин с трудом держится за стайерами три круга, то стоит ли говорить об остальных? Георгий не сомневался, что легко «перебегает» всех.

Но уже минут через пятнадцать понял: мастерский футбол — ото не беготня с мячом в Зеленой слободе. Промучившись еще немного, он в сердцах плюнул H свернул на родную беговую дорожку:

— Ну вас к черту! Устал.

— Устал? — Андрей и все, кто был на поле, гоготали. Никто и никогда не слышал от Георгия этого слова. Всего-то успел километр пробежать, а уже устал. Старостин похлопал Знаменского по плечу:

— Жорж, не падай духом. Понятпо, непривычный теми, рывки, остановки. Ничего, потренируешься с нами годика три — научишься бегать, — под общий хохот успокаивал он посрамленного стайера.
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 82 >> Следующая