Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 82 >> Следующая


...«Першинг» считался одним из крупнейших стадионов Франции. Однако в последние годы соревнования проводились на нем не часто — трибуны пришли в ветхость, и устроители боялись несчастных случаев. Но для антифашистского слета не нашлось иного места в Париже, и двадцать тысяч зрителей заняли здесь свои места, демонстрируя солидарность с участниками слета и презрев слухи о ненадежности трибун, которые намеренно раздувались правыми газетами.

Эти двадцать тысяч бурей восторга встретили появление советских легкоатлетов, шедших небольшой плотной группой. Десятиборец Александр Демии и Маша Шаманова несли плакат с надписью на французском языке — URSS (СССР). Серафим держался крайним в последнем ряду. Как ни странно, он был здесь самым маленьким. В команде подобрались ребята хорошей стати: Коля Денисов, Роберт Люлько, Сергей Ляхов.

Знаменскпй вслушивался в неумолчный прибой криков, рукоплесканий, возгласов и впервые ощущал, что отныне его спортивный успех перестал быть лишь его частным делом. Раньше он считал просто: проиграет — от этого пострадает самолюбие и только. Правда, потом к чувству собственной спортивной гордости прибавилась забота о чести своего клуба. Но только сейчас, на «Першинге», он с предельной ясностью понял, какую великую ответственность взвалил на себя, взявшись отстаи- вать спортивную славу Родины. Понимал Серафим н то, что хитросплетения мировой политики превратили эти старты в нечто несравненно более серьезное, нежели просто соревнования. Не случайно сам слет носит название антифашистского. И еще: представления о Советской России у людей, живущих за рубежом, подчас искажены буржуазной пропагандой; своими успехами, полным достоинства и благородства поведением спортсмены тоже прокладывают дорогу к сердцам и умам людей, завоевывая их симпатии. В эти минуты первой встречи с зарубежным зрителем Серафим особенно остро чувствовал, что он — полпред своей страны.

Но эта ответственность не давила грузом. Наоборот, она взбадривала, делала по-спортивному злее. Знаменскому уже не терпелось выйти на старт и показать парижанам, на что он способен. Честно говоря, он почти не сомневался в победе — лишь непредвиденная случайность могла помешать ей. Но ведь только победить — мало. Серафим готовился показать красивый бег.

И действительно, как отмечали на следующий день парижские газеты, именно Серафим Знаменский произвел самое сильное впечатление на публику. Один из лучших стайеров Франции Леклерк лишь километр сумел продержаться за советским спортсменом на дистанции 5000 метров. Дальше Серафим бежал в гордом одиночестве и опередил Леклерка более чем на круг.

Перед отъездом из Парижа легкоатлетам показали парк Дэ Прэнс — отличный стадион на 30 тысяч мест с треком и другой стадион поменьше — имени бывшего рекордсмена мира Жана Буэна. А потом все поехали на экскурсию в Версаль. Внутрь дворца почему-то не пускали, пришлось ограничиться внешним осмотром и прогулкой по парку с его знаменитыми фонтанами, около которых вечно толпились люди. Немало посетителей было и у входа в зимнюю оранжерею. Переводчик, приведя сюда русских спортсменов, стал рассказывать об истории 6—23 этого ботанического сада под крышей. Вдруг он прерлал себя на полуслове. Погода не была особенно жаркой, скорее наоборот — день стоял пасмурный. Между тем один из русских, по фамилии, кажется, Знаменский, быстро скинул пиджак и остался в одной рубашке, что само по себе уже было вызовом окружающей чинной публике.

Однако переводчик был хорошо воспитан, и поборов замешательство, продолжил рассказ. Но через мгновение снова запнулся. Знаменский передал свой пиджак другому русскому, они о чем-то перекинулись двумя-тремя словами и рассмеялись. Вслед за этим произошло совсем невообразимое: тот, что остался в рубашке, стал смешно подпрыгивать на месте — так делают спортсмены перед выходом на старт.

— Мсье, очевидно, холодно без пиджака, — вежливо пошутил переводчик. Честно говоря, в его задачу не входило оберегать русских от простуды, но у него было доброе сердце, и он знал, что в такую погоду от версальских фонтанов сильно тянет сыростью. В дополнение к этому он имел инструкцию не привлекать к советским спортсменам внимания.

— Ничего, сейчас будет жарко, — улыбнулся Знаменский.

В следующий миг переводчику стало не по себе. Этот русский, ничтоже сумняшеся, не обращая ни на кого внимания, принялся быстро носиться среди фонтанов и цветников. И с такой невозмутимостью, будто беготня по Версальскому парку была его повседневным занятием.

Стоявшие вокруг парижане забыли о зимней оранжерее. Переводчик был шокирован. Он не сомневался, что сейчас послышатся негодующие возгласы. Этот Знаменский уже не мальчик, он солидный мужчина, и его поведение может оскорбить публику. Версаль это не стадной «Першинг». Между тем остальные русские улыбались. Денисов, которому Серафим оставил пиджак, качал головой:

— Ну и Симка!

Скандала не произошло: парижане доказали, что недаром славятся чувством юмора. Пожалуй, только переводчик, безумно опасавшийся появления какого-нибудь репортера, выглядел растерянным. Он поспешил закончить экскурсию, и лишь в автобусе на его лицо вернулась вежливая улыбка.
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 82 >> Следующая