Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 35 36 37 38 39 40 < 41 > 42 43 44 45 46 47 .. 82 >> Следующая


...Парижский старт открывал для Серафима целую серию международных соревновании. Весь — и мыслями и делами — он нацелился на одно: побеждать и побеждать! Остальное было подчиненным. Особенно тревожили Знаменского, как, впрочем, и всех членов команды, соревнования в Праге, где советские легкоатлеты должны были впервые помериться силами с представителями буржуазных спортивных клубов. Западная печать немало извела типографской краски, пытаясь доказать, что русские якобы могут побеждать только спортсменов из рабочих клубов. А потому в бенешевской Чехословакии предстоял принципиальвый спор.

Впрочем, и организаторы пражской встречи прекрасно понимали ее особый характер. Против команды СССР была выставлена национальная сборная Чехословакии.

Забег па 5000 метров завершал программу, и Серафим с Георгием, которого на сей раз тоже включили в команду, временно оказались в роли зрителей. А эта роль была не из приятных. Одно дело—сидя на трибуне. получать удовольствие от спортивной борьбы, радн чего люди и покупают билеты на стадион. Но совсем иное дело — быть участником соревнований и томительно дожидаться старта, находясь в непрестанном волнении за товарищей, уже вступивших в борьбу. Что оставалось делать Знаменским в эти медленно ползущие часы? По.'іг.зуяск пряном выхода на поле, они были около дру-

6* зей, подбадривая их, короче говоря, поступали так, как и любой другой на их месте.

А друзьям приходилось нелегко. Особенно трудная задача выпала Люлько и Денисову. Роберт выступал в прыжках в длину и в беге на 400 метров. По природе своей он был человеком эмоциональным, взрывчатым и сейчас сильно волновался.

— Тебя никак трясет? Спокойнее, Роберт, спокойнее, — тихо говорил ему Георгий, когда Люлько готовился к очередному прыжку.

Но, видимо, у каждого свой метод подготовки к старту. Серафим и Георгий, люди выдержанные, в высшей степени уравновешенные, считали нервозность серьезной помехой. Но у Люлько на сей счет имелась собственная точка зрения.

Роберт знал: перед стартом ему необходимо как бы взвинтить себя. Он был настоящим спортсменом: в минуты борьбы спорт представал перед ним в своей первозданной сути — как неуемная жажда соревноваться. И чем сильнее был противник, тем эта жажда становилась острей.

Короче говоря, Люлько не очень-то вежливо отмахнулся от Георгия и пошел прыгать, потому что в этот момент судья выкликнул его фамилию.

Он мощно разбежался и, оттолкнувшись от бруска, пролетел около 7 метров. Серафим считал этот прыжок удачным, но Люлько зло поморщился:

— Нет, не то. Никак не могу по-настоящему собраться. Ух, этот Гофман! Ну, я ему покажу!

Гофман был чемпионом Чехословакии и главным соперником Люлько. Вообще говоря, их лучшие результаты одинаковы — 7 метров 25 сантиметров. Но разве можно сбрасывать со счетов фактор родных для Гофмана стен? Всю обстановку, окружавшую спортсменов из Красной России? Газеты, естественно «болевшие» за представителей буржуазных клубов, пытались ока- зать психологическое давление па советских легкоатлетов.

Но все это, как ни странпо, играло лишь на руку Люлько — такой у него был характер. С каждым прыжком он «заводился» все сильнее и улучшал результат, пока в последней попытке не прыгнул за 7 метров, опередив Гофмана.

Серафим с Георгием бросились поздравлять его. А Роберт уже готовился выйти на старт четырехсотмет-ровки, чтобы сразиться с Карелом Кненицким. Мало того что это чемпион Чехословакии, две недели назад он выиграл в Турине мировое студенческое первенство. И Люлько рвался в бой. Он словно метеор промчался по кругу, оставив Кненицкого позади.

Сразу после финиша его нервное напряжение спало, и Роберт превратился в того рассудительного и вдумчивого человека, каким все его знали. «Спасибо, ребята»— обнял он Знаменских за плечи, и они втроем отправились разыскивать Колю Денисова, который в дальнем конце стадиона разминался перед забегом на «полуторку».

Перед Денисовым сегодня стояла самая сложная задача: в забеге принимали участие девять чехов и один русский. А что это значит, когда речь идет о дистанции 1500 метров, понятно даже не искушенному в тонкостях легкой атлетики человеку. Конечно, будь Николай па голову сильнее соперников, такая ситуация, возможно, не имела бы значения. Ушел со старта вперед — и какое дело до бегущих сзади! Но Денисов так рисковать не мог. Лучший из чехов — Хошек — очень силен. Он отсидится за спиной лидера и «выстрелит» на финишной прямой.

Денисов был совсем иным, нежели Люлько. Спортивные характеры спринтера и стайера вообще не схожи. Но в данном случае речь шла о различии более глубоком. Николаю почти не нужно настраиваться на пред- стоящий бег, — кажется, разбуди его среди ночи, психологически он все равно будет готов соревноваться в полную силу. Он не знает срывов, Денисов и в жизни и на беговой дорожке держался непринужденно, с достоинством, Противники неважно себя чувствовали, видя его спокойную, неделанную уверенность,

— Ну, Коля, как побежишь? — спросвл Люлько,

— Да что тут придумаешь, — ответил Николай, — Ясное дело, у них тактика согласованная. Будут работать на Хошека.
Предыдущая << 1 .. 35 36 37 38 39 40 < 41 > 42 43 44 45 46 47 .. 82 >> Следующая