Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 36 37 38 39 40 41 < 42 > 43 44 45 46 47 48 .. 82 >> Следующая


— За лидерство на дистанции бороться не надо. Береги силы.

— Так-то оно так, но как бы момент не прозевать. Их много, нм выгоднее по очереди лидировать, а потом выпустить вперед одного, Ohb меня изматывать будут.

— Попробуй тогда круга на два прилипнуть к Хоше-ку —что он, то п ты. А дальше действуй по обстановке,

— Об этом уже думал. Да у них еще однн сильный средневик есть — Рошицкий. Сделают на него ставку — вот и просчитался. Темная лошадка хуже всего.

Молчавший пока Серафим внимательно слушал разговор и был согласен с обоимв. Действительно, по-разному может повернуться бег. Но его, признаться, тревожило другое. Все эти тактические варианты предусматривали честную — отвосительно, конечно, ибо девять против одвого это уже не очень честно, — борьбу. А если противники будут не просто хитрыми, но и коварными?

— Послушай, Коля, — Серафим считал не лишним предупредить об этом, хотя Денисов, наверное, и без него не забыл, с кем соревнуется. — Ты вот чего бойся: как бы они затнрать не стали. Понял? Прижмут к бровке — яе уйдешь. В оба смотря!

Денисов хлопнул Серафима по плечу:

— Ничего ребята, где наша ни пропадала! Все учту, но действовать буду по-своему. По обстановке! Онн хитрят, а я хитрее, — и так непринужденно рассмеялся, будто речь шла вовсе не о труднейшем испытании, какое ему предстояло выдержать.

Когда бегуны в одну линвю выстроились на старте, стадион радостно взревел. Для зрителей это была обнадеживающая картина: один руссквй в такой многочисленной и сильной компании чехов! Накануне газеты предсказывали безусловную победу Хошека, и болельщики, удрученные предшествующими поражениями, жаждали реванша.

С самого начала стало ясно: прав оказался Денисов. Взяв сильнейший темп, бегуны лидировалв по очереди. Только Хошек не торопился выходить вперед. Он бежал свободно и размашисто, явно экономя силы. Николай тоже не рвался возглавить компанию. Совершенная тех-нвка и хорошее самочувствие позволяли ему все внимание сосредоточить на тактике противников, и он фиксировал любое изменение в плотной группе бегунов.

Так продолжалось два круга, и за этой внешне однообразной картиной все явственнее угадывалось приблв-жение развязки. Чувствуя это, Денвсов напрягся. Il действительно, ровно за 500 метров до финиша Хошек сделал стремвтельный рывок. В тот же миг пять других бегунов словно по команде сбросили темп и прижали Николая к бровке. Зрители неистовствовали. С трибун казалось, что все происходит по правилам: Хошек захватил лидерство, а остальные, в их числе и русский, просто-напросто не в состоянии угнаться за ннм.

Хошек быстро уходил вперед, пользуясь тем, что Денисов не имеет возможности принять рывок. А Николай в это время лихорадочно искал выход — не в переносном, а самом буквальном смысле — выход из кольца обступивших его противников. И в тот момент, ко» да над ухом у него ударил гонг, возвестивший о начале последнего круга, Денисов вдруг увидел маленькую лазейку. Буквально щель!

Он молнней рванулся в нее и оказался ца свободе! Ничего, что оа отошел от бровки на повороте и тем самым удлинил себе дистанцию. Зато теперь ему никто не мог помешать. И он устремился вперед.

Это был затяжной и мощный спурт. Стадион, клокотавший от переживаний, внезапно затих. Сомнений в исходе поединка не оставалось.

И когда оба Знаменских и Люлько радостно подхватили под руки Денисова, закончившего дистанцию, Xo-шек все еще бежал — ему оставалось до финиша целых пятнадцать метров!

Да, это была изумительная победа, ставшая украшением соревнований. Хотя им еще только предстояло выйти на старг, Георгий и Серафим испытывали такое чувство, будто самое главное и самое трудное уже позади, а теперь остается лишь окончательно закрепить завоеванное. И, отправившись в пятикилометровый путь к финишу, братья Знаменские сразу же намного оторвались от преследователей и ровно, мощно, словно спаянные, устремились вперед. Они могли бы, как это делали на «полуторке» чехи, поочередно меняться лидерством, отчего их темп, несомненно, возрос бы. Но нет, со старта бег возглавил Серафим, и так продолжалось почти всю дистанцию, Никто не посмел бы упрекнуть их в каком-то сговоре, пусть даже вполне невинном. Они вели честную спортивную борьбу не только с противником, но и друг с другом. Серафим был сильней, и он был впереди.

Конечно, такой тактикой, он в какой-то мере облегчал задачу брату и рисковал проиграть ему. Ибо после удара гонга Георгий сделал сильный рывок. Бегуны на полной скорости грудь в грудь мчались к ленточке — каждый стремился вырвать победу. Ничего не было определено заранее, все решалось непосредственно на дистанции. Дружеские я родственные чувства отступили перед законом спортивной борьбы, в которой должен победить сильнейший. И этим сильнейшим оказался Ce- рафим. Он финишировал с лучшим результатом, когда-либо показанным на стадионах Чехословакии. «Чудовищное сердце и легкие, вправленные в огромную грудную клетку, — все это посажено на стальные ноги», — восторгалась пресса па следующий день.

Предыдущая << 1 .. 36 37 38 39 40 41 < 42 > 43 44 45 46 47 48 .. 82 >> Следующая