Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 37 38 39 40 41 42 < 43 > 44 45 46 47 48 49 .. 82 >> Следующая

Так завершился первый матч с легкоатлетами буржуазных клубов, в котором советские спортсмены из десяти номеров программы выиграли восемь. Это был полный триумф!

А вслед за ним началось турне по городам Чехословакии. Рейхенберг, Кошице, опнть Прага... Vl снова поединки с представителями буржуазных клубов, встречи с рабочими-спортсменами. И снова победы!

Серафим и Георгий не знали поражений. Десятки тысяч людей с нарастающим восторгом приветствовали двух неразлучных бегунов, которые в далеком отрыве от противников азартно разыгрывали между собой первенство. Их слаженный, мощный, атлетический бег не просто доставлял удовольствие зрителям, он врезался в память, запоминался своей непохожестью на все, что внделп раньше стадионы.

И повсюду первым к финишу приходил Серафим. Его мастерство было совершеннее на ту незначительную, даже ничтожную величину, которая может сказаться лишь при очень высоком классе спортсменов, Георгий, кажется, из кожи вон лез, чтобы опередить брата. Едва звучала стартовая команда, как Знаменские становились соперниками, ведя ожесточенную борьбу. Но странпое дело, сразу после финиша азарт мгновенно испарялся, и Жорка первым обнимал брата. Он считал великим для себя позором проиграть кому бы то im было, кроме Серафима, — это оскорбляло фамильную гордость. Но на Симку не сетовал, признавая его превосходство. II никогда не пробегала между братьями черная кошка.

А Серафим? Вообще говоря, он без ущерба для соб- ственного самолюбия мог бы изредка и уступать брату. Тем более Георгий вечно преследовал его по пятам и в отсутствие Серафима приходил к финишу первым. Но при чем тут самолюбие, если добровольное поражение противоречит самой сути спорта, во имя чего бы ни совершалось? Впрочем, Знаменские никогда не говорили иа эту тему. По молчаливому согласию вопрос о внутрисемейном конфликте на беговой дорожке был решен раз и навсегда

Прризошло это в Копгице, где Георгий был потрясен мастерством младшего брата. И если раньше он в глубине души делал для себя скидку на такую вполне реальную в спорте штуку, как невезение, оправдывая им свои поражения, то здесь он окончательно лишился иллюзий. В Кошице Серафим совершил, кажется, невозможное.

В этом городе не нашлось достаточно сильных стайеров, способных противостоять Знаменским. Исход борьбы был очевиден заранее, и такая ситуация не устраивала ни организаторов соревнований, ни зрителей. Впрочем, и советские бегуны не испытывали от нее восторга. Они приехали сюда соревноваться, а не коллекционировать победы над относительно слабыми стайерами. И поскольку все заинтересованные стороны были едины в своем мнении, судейская бригада решила отойти от обычных правил соревнований. С согласия Серафима Знаменского против него выставили эстафетную команду из четырех бегунов.

Конечно, по внутреннему драматизму этот забег нельзя было равнять с таким, например, испытанием, какое выпало в Праге на долю Денисова. И все же речь шла о престиже — ведь вокруг был зарубежный зритель.

На трибунах царило оживление. Заключались десятки пари — и лить считанные единицы, да и то из расчета «на авось», ставили на Знаменского. И все же Серафим выстоял против эстафетной команды! Едва он первым пересек линию финиша, Георгий оросился к нему. Это был, пожалуй, единственный случай, когда братья позволили себе публично выразить свои чувства.

— Цирк! — восхищался Георгий. — Тебе не на стадион — на ипподром надо.

— Самому было смешно, — улыбался Серафим. Он остался доволен сегодняшним бегом, но еще на дистанции решил таких аттракционов впредь не устраивать. Его смущала не столько трудность борьбы с эстафетной командой, сколько несерьезность происходящего и связанная с ней внутренняя неудовлетворенность. Раньше он любил бег как таковой. Теперь его привлекал спорт. А этот забег, как верно подметил брат, действительно напоминал цирк.

Когда Серафим уезжал в гостиницу, зрители устроили ему овацию. Советских спортсменов здесь вообще полюбили, а благодаря тому, что кошицкий стадион не отличался гигантскими размерами и болельщики сидели почти вплотную к беговой дорожке, наших легкоатлетов узнавали в лицо. После состязаний им пожимали руки, просили у них автографы.

То же продолжалось и вечером, когда Георгий с Серафимом, Роберт Люлько, Маша Шаманова и другие советские спортсмены гуляли по вечернему городу. Конечно, они первым делом отправились к знаменитому кошицкому театру — громадному ампирному зданию в самом центре Кошице. Театр стоял посреди большой площади, и его можно было обойти кругом, что имело смысл — украшенное скульптурами здание поражало богатством архитектурной фантазии.

— Город-то всего ничего, а театр какой! — удивлялся Георгий.

Они медленно шли по площади, освещенной старинными фонарями, а вокруг постепенно собирались люди. Спортсменов узнали, и вот сначала один из прохожих, затем другой, третий стали просить автографы. Неожиданно кто-то спросил на ломанном русском языке: — Вам правится Кошпце?

— Уютный город. И театр богатый! — Георгий кивнул па громаду здания.
Предыдущая << 1 .. 37 38 39 40 41 42 < 43 > 44 45 46 47 48 49 .. 82 >> Следующая