Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 82 >> Следующая


Один из таких всезнающих и во всем осведомленных таксистов дежурил на площади у Белорусского вокзала, когда в его зашарпанную машину сели два человека в серых габардиновых макентошах с поясами, в шляпах, слегка заломленных к затылкам. Только что пришел заграничный экспресс, и водитель, окинув взглядом пассажиров, не без оснований подумал, что они прибыли этим поездом.

— Куда рулить? — вежливо спросил он.

— На Шаболовку, — ответил тот, который сел рядом.

Когда машина по Тверской выбралась на Садовую,

шоферу надоело молчание. Он тактично сказал:

— Да, на курорте сейчас хорошо.

— Мы не с курорта. Спортсмены мы, легкоатлеты, — раздался голос сзади.

— Легкоатлеты! — парень считал, что ему крупно повезло. На всех городских тумбах висели афиши о международных состязаниях по бегу с участием мировых чемпионов — не то французов, не то немцев; шофер точно не помнил. Важно другое: на сегодняшний день легкая атлетика превратилась в злободневную тему. Таксист немедленно заговорил о предстоящих соревнованиях.

— Наши, конечно, проиграют. Все-таки мировые чемпионы. Ип-терссно. Против mix, говорят, Знаменских выпустят. Как они, ничего ребята? Сказывают, будто они автомобили обгоняют и по пять минут могут не дышать — легкие что кузнечные меха. Вы-то сами их знаете?

Передний пассажир хмыкнул:

— Приходилось видеть.

— Может, вы с ними вместе бегали?

— Бегал.

— И, конечно, обгоняли? — шофер решил, что эти ребята горазды приврать, и стал подыгрывать им.

— Георгия обгонял, — пассажир засмеялся и обернулся к заднему сиденью. — Было такое?

— Ну, раз Георгия били, значит, и Серафима тоже. Хватит скромничать, ребята.

— Да иет, Серафима не бил. Разве самого себя обгонишь?

— А?.. — шофер открыл рот. Он уже поворачивал с Калужской на Шаболовку, и времени для расспросов оставалось в обрез. — Что? Самого себя? — Парень расхохотался и, давясь от смеха, затараторил: — Во, дают! Под Знаменских работают! Артисты! Может, пробежеч-ку устроите? А я за вами на авто. Мотора, наверное, не хватит, не поспею. Знаменские! Ишь ты!

Так и пе поверив в свою удачу, шофер высадил пассажиров во дворе какой-то школы и быстро укатил. Он даже не попрощался — он терпеть не мог подобных типов. А Георгий с Серафимом, ввалившись в тесную Верину комнатушку, с хохотом принялись рассказывать сестре о забавном инциденте. Но Вера слушала в пол-уха. Она изумленно оглядывала братьев и только приговаривала:

— Ну и франты! Ну и франты!

— Вот мы у тебя это добро и оставим, — смеялся Георгий, стягивая макентош. — Там неудобно было в пиджачках прохаживаться. А здесь уж плечи натер. Вскоре заявился Сергей, который теперь работал в московском совете спортивного общества «Промкооперация». Уже затемно домой вернулись Аполлинарпя и Маруся — они, оказывается, смотрели только что вышедший на экраны новый фильм «Чапаева и были от него в восторге. Шестеро Знаменских устроили торжественный ужин. По случаю радостного события к столу была подана отварная картошка и даже селедка. А чай, который неожиданно внесла с кухни Вера, произвел несравненно больший эффект, чем выстрелы шампан-Ctiого на банкетах. Таких пиршеств комнатушка на Шаболовке еще не видела.

Исконно российская способность возмещать неудобства жнзни величием духа превратила скромный семейный праздник Знаменских в торжество. Не было на свете другого стола — пусть самого роскошного и изысканного, — на который согласились бы они сейчас променять свое пиршество. В шестиметровой каморке собрались не просто братья и сестры по крови — это был сегодняшний день России. Их личные судьбы удивительным образом сплелись с тем трудным, но полным душевного подъема периодом, какой наступил в истории их народа. Мир с удивлением только еще начинал осознавать великую силу порыва, издевательски окрещенного на Западе «эптузиазмом в лаптях». Но этот порыв миллионов уже превращался в реальность, с которой нельзя было не считаться. Мгла над Россией рассеивалась. Выполнявшая первую пятилетку в четыре года лапотная страна поражала своими успехами во всех областях.

И спорт не был исключением. Стадионы Парижа и Праги уже убедились в растущей силе советских атлетов. А сейчас Знаменским предстояло вступить в очное единоборство с человеком, который носил высокий титул рекордсмена мира.

Между тем светловолосый финн Эйно Пурье, преем- ник славы знаменитого Нурми, уже укладывал баулы в своей уютной хельсинской квартире, готовясь к поездке в Москву. У него не было оснований волноваться — бронзовый олимпийский призер 1928 года с симпатией относился к русским бегунам, собираясь даже передать им кое-что из своего опыта, но, разумеется, не видел среди них достойных противников. Его жизненные представления не могли допустить, чтобы в стране неустроенного быта, в стране без стайерских традиций появились спортсмены, способные составить ему конкуренцию. Эйно Пурье был отличным атлетом, он обладал совершенной техникой, большим опытом, прекрасными физическими данными и считал, что для спорта этого вполне достаточно. Громкий титул и успехи позволяли финну не принимать во внимание прочие факторы. Он привык с полной отдачей работать на беговой дорол^ке и ие верил в реальную силу энтузиазма. Если бы Пурье волшебным образом мог незримо оказаться в тот вечер в комнате на Шаболовке, он доставил бы себе несколько веселых минут, не более.
Предыдущая << 1 .. 39 40 41 42 43 44 < 45 > 46 47 48 49 50 51 .. 82 >> Следующая