Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 40 41 42 43 44 45 < 46 > 47 48 49 50 51 52 .. 82 >> Следующая


Он счел бы себя оскорбленным, если бы кто-нибудь предрек ему поражение от этих приятных, ио неуклюжих парней по фамилии Знаменские, иалегавшнх на картошку.

Однако Пурье, естественно, не мог знать о «тайной вечере» на Шаболовке. Мировой чемпион впервые увидел своих московских соперников на московском стадионе «Динамо», когда они вместе с Николаем Денисовым преподносили цветы ему и французу Жюлю Ляду-мегу, тоже рекордсмену мира на средних дистанциях. Этот осеиний деиь в советской столице выдался солнечным, но ветреным. И красная роза, выпавшая из букета, долго катилась по зеленой траве футбольного поля, пока кто-то не подобрал ее и не вернул Эйно Пурье.

— Спасибо, — дружелюбно сказал финн иа русском языке и скрылся под трибунами стадиона. Спортивный праздник на «Динамо» открывали велосипедисты, и до старта было еще достаточно времени.

Впрочем, его интересовала сама атмосфера русского стадиона, и он вскоре снова вышел на поле. Асфальтовый трек уже превратился в арену острейшей борьбы. Гонщики Москвы и Ленинграда, Украины и Белоруссии, Тулы и Свердловска под неумолчный рев тридцати тысяч болельщиков разыгрывали первенство в спринте. Это было красочное зрелище, это был праздник энергичной и динамичной молодости. Пурье не мог не чувствовать этого. Однако еще больше его поразило другое. Как ему объявили, «Динамо»—лучший стадион страны. Но сейчас его дорожка отдавалась во владение совсем начинающим бегунам — четырнадцатилетним детям. И трибуны приветствовали их с тем же энтузиазмом, с каким только что рукоплескали мастерам трека.

— У вас любят детей, — приветливо сказал Пурье переводчику,

— Еще бы! —ответили ему. —Среди иих наверняка есть будущие рекордсмены и чемпионы.

Пурье вежливо улыбнулся: эта фраза показалась ему пропагандой. Будь Эйио дальновиднее, двенадцать лет спустя он мог бы выиграть хорошее пари. На послевоенном чемпионате Европы в Осло он, как и многие другие, был поражен триумфом русской бегуньи Евгении Сеченовой. Но он не узнал в ней ту белокурую девчонку, которая на его глазах стала победительницей детских соревнований иа «Динамо».

Наконец, главный судья Павел Васильевич Ратов приставил к губам рупор и вызвал к старту участников забега на 1500 метров. Стадион настороженно притих. Впервые Москва видела мировых чемпионов. Сухощавый, но по-легкоатлетически ладно скроенный Жюль Лядумег казался невзрачным рядом с длинноногими Денисовым и Цельевым. Однако едва бегуны рванулись вперед, как .'фптелеи захватила красота его бега. Двп- жения Лядумега были свободными, казалось, он не делает никаких усилий, чтобы поддерживать высокий темп. Непринужденно, мягко и эластично Лядумег буквально парил над беговой дорожкой, чуть касаясь ее ногами. Видимо, рекордсмен мира в совершенстве владел искусством расслабления. Денисов, бежавший следом, выглядел в сравнении с ним напряженным, излишне скованным.

И все же за 300 метров до финиша Николай сильнейшим рывком обошел француза. Однако Лядумег тоже резко прибавил в скорости. Теперь он боролся в полную силу — как в памятных ему поединках с мировым чемпионом итальянцем Веккали и германским рекордсменом Пельтцером. И хотя сначала Денисов, а затем и Цельев превысили всесоюзный рекорд, Жюлъ Лядумег опередил их, вызвав овации стадиона.

— Поражает радушие и гостеприимство советского зрителя, — говорил в тот же день корреспондентам Лядумег. — Он так не похож на шовинистически настроенного зрителя других стран, где мне приходилось выступать. Я с радостью приеду в Советский Союз снова.

Да, москвичи высоко оценили искусство этого замечательного спортсмена. Улыбающийся, приветливый, он покорил зрителей своим жизнелюбием. Мог ли кто в тот день предположить, что этому человеку, прославившему спортивную Францию, предстоит зарабатывать хлеб насущный на манеже? Что мировой чемпион будет выступать с аттракционом в цирке Медрано? В субботу в Байоне, а по воскресеньям в Биаррице шталмейстер станет выводить на арену невысокого поникшего брюнета и, сказав несколько слов о его былых заслугах, заученно произносить: «Мэдам и мсье! Сейчас колесо будет пущено с той скоростью, которая привела мсье Жюля к званию рекордсмена мира. Таким образом, уважаемая публика не выходя из цирка сможет присутствовать при выигрыше мирового первенства по бегу». Вертящийся барабан придет в движение, и Жюдь, войдя в пего, начнет свой пзвурительныи аттракцион. Одпаж-ды это увидит Михаил Кольцов и напишет: «Божество спорта во всем своем блеске и обаянии, плененное и посаженное в клетку. Белка в колесе. Лядумегу сейчас негде больше выступать. Он может жить только выступая в цирке, только бегая в колесе. Лядумег, тебе некуда бежать. Беги к нам!»

Но в тот солнечный сентябрьский день 1934 года Лядумег в своп 28 лет был полон оптимизма, радовался победе и с интересом готовился наблюдать за следующим забегом — на 2000 метров. Эйно Пурье, а вслед за ним братья Знаменские уже выходили на старт.

Навряд ли кто-нибудь сомневался в том, что сейчас повторится картина предыдущего забега. II действительно, со старта уверенно повел жилистый финн. Его светлые, зачесанные назад с чуть лысеющего лба волосы слегка подрагивали. Но он не подпрыгивал, нет. Он словно стелился по беговой дорожке, безупречная техника позволяла ему экономить силы. Казалось, оп «ничего не делает», в то время как оба Знаменских напряженно «работали», стремясь не отстать от него.
Предыдущая << 1 .. 40 41 42 43 44 45 < 46 > 47 48 49 50 51 52 .. 82 >> Следующая