Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 42 43 44 45 46 47 < 48 > 49 50 51 52 53 54 .. 82 >> Следующая


Но Серафим не желал отставать. Он с ходу принял рывок, и бегуны с громадной для стайеров скоростью ринулись вперед.

— Симка, давай! — закричал Стеблев. От его спокойствия ие осталось и следа. Забыв про секундомер, он топтался на месте, будто это оп, а не Знаменский мчится вслед за финном.

Азарт острейшей борьбы поднял зрителей на ноги. Еще не веря в счастливый итог, трибуны захлебнулись от восторга. Двадцать, пятьдесят, сто метров Знаменскому удается продержаться за рекордсменом мира, который— теперь это совершенно очевидно — бежит в полную силу, выжимает из себя все!

H вдруг трибуны стихли. Людям стало как-то не ио ССбе. Такое чувство бывает у слушателей, когда певец, взяв самую высокую ноту, тянет, тянет ее на крайнем пределе, и становится страшно, что сейчас он не выдержит и сорвется.

Бегуны действительно взяли самую высокую «ноту». Но не рано ли? Ведь это не последняя, а предпоследняя прямая! Вровень, плечом к плечу, Пурье и Серафим Знаменский рвались вперед, не желая уступать друг другу. Не на финише, а именно здесь решалась судьба бега — отставший потерпит поражение: темп слишком высок. И стадион на мгновение почти стнх, словно боясь помешать тем, кто отчаянно дерется за победу на беговой дорожке.

Но в следующий миг трибуны взревели с новой силой. Неистовствовали все — от французского посла господина Альфонса до милиционеров в белых касках и лотошников «Моссельпрома». Нет, финн не стал сдавать, он по-прежнему яростно и упорно стремился к победе, полностью выкладывая свое рекордсменское искусство. И все же — это было отчетливо видно, как в замедленном кинематографе, — Знаменский начал обходить ею. Сантиметр за сантиметром — сначала на полгруди, потом на грудь, затем на всю толщину своего массивного корпуса он выдвинулся вперед Пурье. Нет, финн не отставал, это Знаменский опережал его. Сила ломила силу! Стремительно, вдохновенно, с откинутой назад головой, Серафим мчался первым! И в этот критический момент бега особенно явственно бросалась в глаза необычная манера нового феноменального стайера.

Нечто невообразимое и трудно передаваемое словами происходило па «Динамо». Потом рассказывали, будто в тот миг, когда Серафим первым вошел в последний поворот, один из болельщиков, за неимением билета обосновавшийся иа высокой сосне над треком, забыл о шаткое їй своего положения и рухнул вниз. Рекордсмен мира, знаменитый финн Ilyjtbe проигрывал свою кордонну ю дистанцию! В группе людей, где стоял Стеблев, царило лихорадочное возбуждение. Ведь здесь-то знали, что финн должен выиграть! И вдруг такой нежданный поворот событий.

Но что это? Что происходит? Этот азартный, фантастический поединок Серафима и Пурье заставил всех забыть о Георгии, который, как казалось, остался далеко позади. Но вот сейчас, с неимоверной яростью меся воздух кулаками и локтями, второй Знаменский быстро догонял рекордсмена мира. Еще мгновение, и стадион вновь пережил изматывающее наслаждение от зрелища, когда бегуны на пределе возможностей ведут борьбу плечом к плечу. И снова, как при замедленной съемке, впереди Пурье сначала оказалась могучая грудь Георгия, а затем и весь он вышел вперед и пошел, пошел вслед за братом, увеличивая просвет между собой и финном...

После финиша Пурье в изнеможении сбросил беговые туфли и босиком стал прохаживаться по мягкой траве футбольного поля. О чем думал рекордсмен мира? На фотографии, которая появилась на следующий день в «Правде», Эйно Пурье, босоиогнй, с печально опущенным» плечами, не походил па рассерженного человека, считающего свой проигрыш случайным. А рядом, заложив руки за спину, развернув богатырские плечи, стояли два молодца — Знаменские, стояли спокойно и уверенно, будто им не впервой побеждать мировых чемпионов.

Впрочем, среди десятков тысяч людей, восторженно встретивших победу Знаменских, нашлись единицы таких, кто считал ее незаслуженной. «Отсиделись за спиной Пурье, потому и выиграли», — шептали некоторые. Однако близкие друзья Георгия и Серафима не сомневались в нх превосходстве: оно выглядело убедительным.

— Сима, подумай, победить рекордсмена мира! — розоуждеппо восклицал Сергей, встретивший брата ве- чером того же дня. — Бежал ты блестяще! It тактически верно.

— Да, расчет вышел верным. Но между прочим,— Серафим сделал паузу. Он понятия не имел о тех разговорах, какие велись между его малочисленными недоброжелателями, однако, пережив первую радость победы, сам почувствовал какую-то неудовлетворенность. — Между прочим, — повторил он, — ты ведь знаешь, не люблю я этих расчетов. В спурте я сильней оказалсн, но, если говорить честно, обманули мы финна. Ей-ей первый раз в жизни отсиживался за чьей-то спиной.

— Ничего себе «чьей-то»! Рекордсмена мира!

— Тем более. Уж я-то знаю, насколько тяжелее бежать впереди. А стань Пурье хитрить, неизвестно, как бы все вышло.

Сергей не соглашался. Он считал, что пятый круг дистанции, когда борьба шла в открытую, все и всем доказал. О чем еще говорить! Но Серафим упорствовал и упрямился, пока Сергей разозлившись не махнул рукой:
Предыдущая << 1 .. 42 43 44 45 46 47 < 48 > 49 50 51 52 53 54 .. 82 >> Следующая