Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 43 44 45 46 47 48 < 49 > 50 51 52 53 54 55 .. 82 >> Следующая


— С тобой водиться — в крапиву садиться. Чего спорить-то? Послезавтра побежишь с ним на три тысячи, вот и лезь со старта вперед. Я этого не советую, тактикой пренебрегать незачем. Но тебя не переубедишь.

— А ты что думал? Конечно, полезу, — Серафим набычился, словно ему уже сейчас предстояло брать новый старт. — Моя хитрая тактика мне же всю обедню испортила. Пусть он теперь отдохнет за моей спиной, а на последнем круге снова по тягаемся. Посмотрим, кто кого!

И через день, когда братья Знаменские вышли против Пурье на дистанцию 3000 метров, Серафим сразу захватил лидерство. Вслед за ним рванулся и Георгий. Не только неискушенные зрители, даже знатоки спорта решили: на сей раз Пурье ведет тактическую игру. Однако Серафим еще па старте понял, что противник пе жаждет реванша, ибо не готов к нему. Видимо, поражение психологически надломило финна. И верно, на этот раз никакой борьбы не получилось. Взяв очепь сильный темп, Знаменские ровно и мощно шлн круг за кругом, а Пурье хватило лишь на то, чтобы слишком не отставать. Но когда за 600 метров до финиша Серафим н Георгий паддали еще сильней, Эйно не выдержал.

Стадион «Динамо» стал свидетелем невероятного зрелища: экс-рекордсмен мнра, отказавшись от борьбы с братьями Знаменскими, сошел с дистанции! Это был полный триумф.

Правда, н на этот раз нашлось несколько легкоатлетов, которые пытались объяснить этот трнумф случайностью. Кое-кто даже пустил слух о том, что накануне соревнований Пурье якобы напился молока и объелся арбузом, в результате чего ему было, мол, не до бега. Но, к честн рекордсмена мира, он сам опроверг этот слух. А Жюль Лядумег, свидетель обоих поединков, сказал одному нз корреспондентов:

— Знаменские импонируют мне, потому что подтверждают мою точку зрения на бег. У Серафима Знаменского свой стнль, несколько резкий, порывистый, но ему, очевидно, свойственный. Он не может бегать, как я, нли как бежит Денисов. В принципе техники, стнля бега лежат природные данпые, талант.

3.

Любители легкой атлетики с радостью и восторгом восприняли победу Знаменских над Эйно Пурье, единодушно признанную центральным событием спортивного сезона. Но, как это часто бывает, красота н необычность пережитого зрелища, заставляя вновь и вновь мысленно возвращаться к нему, в то же время мешает осознать последствия первой в исторнн советской легкой атлети- кн победы над рекордсменом мира. Для этого нужно было время. Лишь немногие понимали тогда, что поедннкн с Пурье н Лядумегом станут не просто памятной вехой, но и переломным моментом в развитии нашего спорта.

Между тем в Финляндии поражение Пурье произвело сильный эффект. Отношение к русским спортсменам быстро менялось. Совсем недавно от нх успехов отмахивались как от недостойной внимания случайности. Теперь онн были восприняты как нечто знаменательное. Со времен братьев Ханнеса и Тату Колехмайненов, родоначальников выдающейся плеяды стайеров, финны почти не знали поражений на беговой дорожке. Нурми, Ритола, Стенроос, наконец, Пурье — эти имена были известны всему мнру, принося славу небольшой северной стране. Поговаривали даже, что в Финляндии президенты приходят н уходят, а такие спортсмены, как Пааво Нурми, навечно остаются в памяти люден. И уж кто-кто, а страстные поклонники и знатоки стайерского бега, каковыми с полным основанием считали себя финны, отлично понимали: два кряду проигрыша Пурье не могут быть случайными.

А потому в этой стране братьев Знаменских сразу признали спортсменами международного класса. И когда в следующем сезоне Серафим и Георгий приехали в Хельсинки на матч СССР — ТУЛ (Рабочий спортивный союз), сам великий Пааво Нурмн пришел на стадион, чтобы лично увидеть бег советских стайеров. Впрочем, готовясь к старту на 10 ООО метров, Знаменские не знали, что за ними будет наблюдать прославленный олим-пмен. Да и какое это имело значение?

Серафим впервые выступал на таком прекрасном стадионе: он был построен специально для легкой атлетики. II как здесь заботились о иеговой дорожке! Ее ежедневно поливали мазутом и лишь перед соревнованиями снимали с нее дощатые щиты и брезент. Когда дали старт, Знаменский с удовольствием подумал, что бежать по упругому коричневому грунту легко и приятно. 174 Однако вскоре эти беспечные размышления улетучились: Серафим, рассчитывавший на сравнительно нетрудную победу, с тревогой понял, что его соперник финн Сальми — очень сильный бегун.

Недооценка противника — явление столь же распространенное, сколь и пагубное. Сам Серафим в начале спортивного пути иногда побеждал более сильных бегунов именно из-за того, что они свысока относились к новичку. Известно — если атлет рассчитывает на легкую победу, его излишняя самоуверенность может превратиться в растерянность. Не только в спорте — в жизни тоже бывает так. Не с болелыцнцкой трибуны, а лично познав, какие острейшие психологические драмы разыгрываются на дистанциях, Серафим постепенно приходил к мысли, что спорт, в сущности, прекрасная модель сложных жизненных ситуаций вообще. Причем такая модель, когда люди действуют на пределе человеческих возможностей. Столкновение характеров, бремя славы, дерзость и отчаяние, философия идущего впереди и отстающего, настигающего и выбывшего из борьбы и сотни других критических ситуаций, в которых может оказаться шагающий по жизни человек, проявляются в спорте. Собственная судьба Серафима, казалось, подтверждала эту точку зрения. Выйдя на беговую дорожку в 27 лет — иные в таком возрасте уже сходят с нее, — он упрямо наверстывал пе по его вине упущенное. Он словно дал фору всем, кто бегал лучше, и, оказавшись в невыгодном положении, прилагал двойные усилия, чтобы эту фору отыграть. А получилось — даже перегнал тех, кому судьбой было отпущено щедрее. И кто скажет, что на беговой дорожке не возникает аналогичных ситуаций?
Предыдущая << 1 .. 43 44 45 46 47 48 < 49 > 50 51 52 53 54 55 .. 82 >> Следующая