Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 < 5 > 6 7 8 9 10 11 .. 82 >> Следующая


— Слети к нам, тихий вечер, Ila мирные поля.

Тебе поем мы песню, Вечерняя заря.

Синий туман лежал у подножия Боровского кургана. Подергивались дымкой заречные дали. Пахра, утопающая в густых ивах, неслышно бежала среди широких лугов — от нее веяло прохладой. Такая тишь, такая задумчивость кругом! И от этого удивительного соответствия между настроением природы и чувствами людей сердца полнились радостью. Распевшись, переходили к песням быстрым и могучим. «Коробейники», «Из-за острова на стрежепь», «Вниз по Волге-реке с Нижне-Иовгорода». Сильные голоса далеко разносились над Пахрой, в соседних деревнях с завистью говорили: «Ишь, Зелепая поет...» — и порой приходили послушать.

Иногда песня словно блуждала в темноте: хор медленно, неснешпо прохаживался от Сосен к погосту и обратно, а потом с тихим папевом двигался прямо в село.

Да, певчая культура в Зеленой слободе была высокой. Не одно поколение выслушали соспы на берегу Пахры, но эта молодежь, те, кто родился на рубеже нового века, казалось, превзошла всех. Так, по крайней мере, говорили в Зеленой старики, пе помпившпе столь могучих хоров.

Георгий и особенно Серафим со своими неокрепшими еще голосами поначалу стеснялись посильнее вплетаться в хоры. Но от них ждали многого: все Знаменские отличались певучестью. Лучшим же среди пих был Николай. Частенько кто-нибудь вспоминал:

— Эх, Николая бы Знаменского сюда. Вот кто запевала!

У Сергея от таких слов сжималось сердце. Недавно пришло известие, что брат погиб. Первый из Знамеп-ских погиб...

3.

Несмотря на то что бабье лето уже мипуло и Пахра из теплой, а по вечерам прямо-таки парной превратилась в речку довольно прохладную, Сергей продолжал гонять Горьку и Симку па купания. В Зелепой давпо прекратили забавы на реке, и потому чудачества Сергея были на языке у многих. Зато сами Георгий с Серафимом уже начали входить во вкус ежедневных купаний и по утрам, выскакивая из сепей в прохладпую утреннюю синь, беяхали к Пахре одни, без Сергея. Впереди на правах старшего всегда был Георгии. Прозрачный осенний воздух холодил тело, дышалось легко, свободно. Когда они с братом оказывались на круче над Пахрой, глазам открывались такие дали, что дух захватывало. Все заречье на много-много ворст проглядывалось чисто и ясно, казалось, поднимись чуть выше, и над дальними лесами всплывут аж бронницкие колокольни.

На миг задержавшись на обрыве, ребята скатывались по песчаному спуску и кидались в обжигающе холодный омут. Купались недолго, но яростно. Да иначе и нельзя—замерзнешь. Потом растирались полотенцами и бегом к дому.

Сергей радовался, что кончилось время понукании, но не упускал случая подзадорить братьев. Однако до поры до времени не заводил разговора о том, что делать, когда выпадет снег. Все имеет свои пределы. Упрутся, не захотят морозиться — и все! А на кого пальцем для примера укажешь? Вот, мол, смотрите, кан люди зимой закаляются. Даже книг про такую закалку пет.

Впрочем, иногда и самого Сергея брали сомгіения. О зимнем купании он никогда не слышал, это было его собственным изобретением. Умозрительно, однако On предполагал, что самый быстрый способ физически закалить Георгия и Серафима — это приучить их к круглогодичному купанию. Именно круглогодичному! На эту мысль Сергея натолкнула сама Пахра: со дна омута бил и ключи, отчего летом река здесь была холодная, зато зимой замерзала лишь в лютые морозы.

Сергей долго обдумынал, вдк ему склонить младших братьев к зимнему купанию. Обида на свою беспомощность доводила его буквально до исступления. В ушах звучали упреки, которые уже приходилось выслушивать, — сам-то он на печи лежит, в пальто ходит. И при одной мыслп о том, какой поднимется вселенский вопль, 2* когда он заставит Горьку и Симку в одних трусах да тапочках бегать по снегу, при одной этой мысли Сергея брал озноб.

И вот однажды утром он увндсл за окном белую землю.

Братья проснулись раньше, по вставать не спешили. Для них снег был тем естественным сигналом, который прекращал купания. До зимы не близко: она приходит здесь через сорок дней после первого снега. Но кто же по первозимью голышом бегает! Все, закончилась Пахра. Приятно потягиваясь в постели, Серафим и Георгий глядели через занавеску, как летели в стекло сонные белые мухи. Давненько не видел дом Знаменских такой безмятежной картины.

Сергей, свесившись с теплой печи, негромко окликнул:

— Георгий, что случилось?

— Снег, Сережа, снег. Глянь в окошко, — хитро ответил Горька. Ои прекрасно понял, что спокойное пе-доуменне Сергея деланное, но решил подыграть ему. — Обидно-то как, а? Теперь не покупаешься.

— А ну вставай! — рявкнул Сергей, сразу осознав бессмысл он ность уговоров. Если он ие проявит силу, пичего не выйдет. — Вставай, кому говорю? Кто разрешил в постели валяться?

С Горькпного лица слетела улыбка. Он не предполагал, что затея брата зайдет так далеко. Мигом прикипул раскладку сил: мама и отец на их сторопс. Il остался лежать.

— Хватит, отбегались. Вся Зеленая смеется. Что задумал! По снегу босиком!
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 < 5 > 6 7 8 9 10 11 .. 82 >> Следующая