Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 45 46 47 48 49 50 < 51 > 52 53 54 55 56 57 .. 82 >> Следующая


— Мне не верится, что вам почти сорок лет.

Нурми улыбнулся:

7—23 — Я бегаю уже двадцать лет и не теряю формы, потому что строго придерживаюсь правил тренировки. Завтра вместе с Пурье я еду в Париж, где на беговой дорожке встречусь с Жюлем Лядумегом. Он решил бежать со мпой 5000 метров.

Только сейчас в стоящем рядом с Нурми человеке Серафим узнал Пурье. Эйно немного похудел, лицо его чуть пожелтело, но в целом он производил впечатление спортсмена, находящегося в отличной форме. Пурье приветливо подмигнул и тоже протянул руку:

— Рад видеть. Но, честно говоря, с большим удовольствием опять встретился бы с вами в Москве. Хочу взять реванш.

Пааво стал что-то объяснять переводчику, а Серафим тем временем снова и снова вглядывался в этого феноменального спортсмена, походить на которого мечтал каждый стайер. Дисквалифицированный в 1932 году на Лос-Анджелесской олимпиаде, Нурми безоговорочно сохранил свой авторитет великого бегуна. Все понимали: ему приписали профессионализм, чтобы убрать с дорожки главного конкурента. И хотя в те годы статуя Нурми еще не украшала вход на олимпийский стадион Хельсинки, но Пааво уже был национальной гордостью Суоми.

Затем переводчик повернулся к Серафиму, и только тут выяснилось, что Нурми счел необходимым побывать даже на тренировке советских легкоатлетов. Правда, Знаменские при первом взгляде не произвели на него впечатления. «При таком стиле бега они никогда не выйдут из шестнадцати минут на дистанции 5000 метров», — сказал он своим спутникам. Нурми не знал, что еще год назад Серафим «вышел из пятнадцати», установив новый всесоюзный рекорд. Но зато теперь Пааво честно признавался в ошибке. Он говорил:

— У вас превосходные данные и огромная сила. Я мало видел бегунов, равных вам по физической силе. Alory дать несколько советов. Больше бегайте на средние дистанции, избегайте кроссов длиннее 4 километров. Когда сумеете показать международное время в беге на 1500 и 2000 метров, вам будет обеспечена победа и на более длинных дистанциях. И еще: больше тренируйтесь в лесу. Мягкий грунт не портит ноги, как асфальт, а лес дает отдых нервной системе. Помните слова Жана Буэна, сказанные нм на Стокгольмских играх 1912 года: «Сила, помноженная на технику, дает феноменальность». Вам необходима настоящая техника чемпионов, и она придет.

Серафим почтительно слушал. Болельщик, боготворящий знаменитого чемпиона, при всей своей восторженности не может относиться к нему с таким особым пониманием, как спортсмен, который из собственного опыта слишком хорошо знает, как невероятно трудно быть чемпионом. Серафим буквально впитывал слова своего кумира, стремясь почерпнуть для себя побольше полезного.

— А кого вы посоветуете взять за образец в смысле техники бега? — спросил он. Знаменским не раз приходилось слышать разговоры об их плохом стиле, и потому Серафиму было интересно узнать мнение Нурми на этот счет. Он не знал тогда, что в спорте тоже существуют ортодоксы и что спустя много лет следующее поколение таких же ортодоксов будет сурово осуждать стиль Затопека, хотя это не помешает ему завоевать три золотые медали на одной Олимпиаде.

Нурми на секунду задумался и решительно ответил:

— Никого из финнов. У вас есть свой пример — ваш соотечественник Денисов.

Денисов действительно славился отличной беговой техникой. Но позже, осмысливал беседу с Нурми, Серафим пришел к выводу, что олимпийский чемпион более консервативен, чем Лядумег. Точка зрения француза импонировала ему больше: незачем всех чесать под 7* одну гребенку, стиль слишком зависит от индивидуальных качеств бегуна. Надо исходить из собственной сущности, а не подражать тем, для кого приемлема только классическая манера.

Подтверждением мыслей о том, что умозрительные призывы к классической технике бега не выдерживают проверки практикой, был поединок с экс-чемпионом страны Александром Маляевым. На стадионе «Динамо» Серафим принял бой с этим давним своим соперником, бой, ставший не просто соревнованием двух спортсменов, а борьбой за право оставаться самобытным.

И все-таки Серафима радовало, что Нурми высоко оценил его бег. Это подтвердилось, когда финны пригласили советских спортсменов на банкет по случаю окончания соревнований. В ресторанчике на острове Муст-Тама, что означает «черная ягода», собралось много финских атлетов, и среди них снова был Нурми. Подняв бокал, куда вместо вина было налито молоко, Нурми сказал:

— Меня удивил бег братьев Знаменских. В России раньше никогда не было стайеров, а вчера мы увидели вторую победу советских бегунов. В первый раз они победили в Москве достойного противника, нашего соотечественника Пурье. Теперь у нас дома, на нашей дорожке, обошли отличпых бегунов Сальми и Тикканена. Эта победа, правда, досталась им с трудом. Но они победили, и этим все сказано. За них я пью это молоко!

4.

Александр Маляев, вызывая Знаменского на «дуэль», намеревался вернуть себе звание сильнейшего стайера страны. Без шумихи и рекламы он упорно готовился к решающему поединку, посвятив в свои замыслы старого товарища по динамовской команде Льва Либкинда.
Предыдущая << 1 .. 45 46 47 48 49 50 < 51 > 52 53 54 55 56 57 .. 82 >> Следующая