Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 47 48 49 50 51 52 < 53 > 54 55 56 57 58 59 .. 82 >> Следующая


Георгий одним нз первых переехал в новое жнлье н свез сюда свое нехитрое барахло, разбросанное частично в Никольском, а в основном в Тарасовке н на Шаболовке. Главным образом это были тетради с конспектами, учебники її множество каких-то записок. С годами Георгий все более превращался в этакого аккуратиста, храпящего любую бумажку, которая, по его мнению, может сгодиться в будущем. Собирал Зпамепскнй н газетные вырезкн, имевшие отношение к легкой атлетике. Теперь он рылся в ворохе всех этих перепутанных бумаг и ворчал до тех нор, пока наконец не воскликнул:

— Нашел! Отчет о матче с Лядумегом н Пурье. Слушай, — и стал искать глазами среди строчек. — BotI «Ваша заветная мечта?», — спросили мы братьев Зна- менских. Они ответили: «Нам не повезло с учебой. В детстве удалось получить лишь начальное образование. Но не будем же мы всю свою жизнь бегунами. Придет время, когда братья Знаменские уступят место па беговой дорожке молодежи. Чем мы тогда будем заниматься? Надо учиться. Вот самая заветная наша мечта». Понял, братишка? А ты говоришь — без образования ходить. К чему болтать, если сам знаешь, попусту времени не теряем. Было начальное, а скоро до среднего дойдем.

— Ладно, разбушевался, — примирительно сказал Сергей. Он действительно знал, что вот уже два года, несмотря на тренировки н разъезды, братья отчаянно штурмуют рабфаковские твердыни. Когда успевают — одному богу известно. Собственно говоря, по образовательному цензу они практически былн уже готовы к поступлению в Школу тренеров. Подумав об зтом, старший Знаменский более спокойно продолжал:

— Все правильно, надо учиться. Сейчас для этого выпадает отличный шанс. Кончите бегать — станете тренерами. В спорте вы люди пе последние.

— Эх, знать бы, братишка, наперед, что да как будет, — жнть незачем. Думали, бегать легко, а вышло напротив. Вот труда сколько кладем, — Георгий провел рукой у горла.

Помолчали. Потом Серафим задумчиво произнес:

— А кто тебе, Сергей, сказал, что мы с Горькой хотнм на всю жизнь в спорте остаться?

— Что?! — для старшего Зпамепского это явилось полным откровением. Сергей замер, словно на фотографии. Он всю жнзнь полагал, что братья всегда оставались его единомышленниками. Даже сейчас, когда их тренировал Василий Стеблев, Сергей кое в чем пе соглашался с его методикой н давал младшим Знаменским свои советы. Хотя Серафим и Георгий теперь не всегда этн советы принимали, по по-прежпему внимательно выслушивали брата. Несколько раз Сергей даже ходил к Николаю Старостину, чтобы выразить свое несогласие со Стеблевым. Все, абсолютно все, казалось, знал он о братьях. А теперь, выходит, отстал. Не заметил, что вызревает в них нечто новое, более широкое, нежели его собственное миропонимание. H не вызревает, а уже вызрело—он все-таки достаточно хорошо знал Серафима. Симка ничего спроста не брякнет.

Сергей перевел взгляд на Георгия, но тот, словно происходящее пе имело к нему ни малейшего отношения, равнодушно изучал потеки белил на стенах, Сергей с полминуты помолчал, потом обиженно произнес:

— Да-а, парни... А я-то, как дурепь, икру мечу, за вас мозгами работаю, — Снова сделал паузу, — Может, выскажетесь ясиее?

Серафиму было искренне жаль Сергея, но он действительно не мог сообщить ничего конкретного. Младший Знаменский потормошил брата за локоть:

— Не обижайся, Сереня. Что поделаешь, ии меня, ни Жорку тренерская работа не манит. Почему да отчего, — может, ты подскажешь, а я не знаю. Одному нравится сладкое, другому — кислое, третьему — синее. Отчего? Не говорили же с тобой, потому что туманно все и неясно.

— Постой, Симка, — вставил Георгий. — Если уж зашел такой разговор, скажу: хочу в институт, понял? В настоящий. В технический — вот так-то! Сам знаешь— задачки по алгебре как орехи щелкаю. Нравится,

Сергей молчал. И тогда снова заговорил Серафим:

— Вот видишь, оказывается, Жорка про себя уже все знает. А я — ничего. Известно, чего не хочу, а чего надо — туман. Только вспомни, Сереня, не ты ли толковал: работать надо, а там все само образуется.

За окнами опускался осепнии вечер 1935 года. Начинало темнеть, по Знаменские не зажигали света. В сумерках было как-то уютнее беседовать. Правда, разго- вор пх вперед не двигался, все крутился на одном месте, в общем — из пустого в порожнее.

Расходясь, порешили па одном: бог с ней, с этой Высшей тренерской школой.

Но через полгода стали сожалеть о своей поспешности: отовсюду только и слышали, что новое дело оказалось очепь интересным и полезным. Десяткп лучших спортсменов пошли учиться на тренеров. Только в легкоатлетическую группу поступили Николай Денисов, Степан Спандарьяи, Элла Мицис, Константин Кудрявцев, Лев Либкинд, Леонид Митропольский, Александр Пугачевский, Анна Андреева и многие другие. Впоследствии они стали ведущими специалистами в советском спорте и подготовили новые поколения отличных атлетов. Авторитет и популярность Высшей школы тренеров росли изо дня в день.

Однако судьбы человеческие плетутся не из одних только верных решений, но также из ошибок. И кто па-перед может знать, как все обернется впоследствии? Но станет ли, казалось бы, правильный шаг просчетом, а явная ошибка — счастливым везением? Позже, когда многое в его жизни утряслось, Серафим не раз мысленно возвращался к минувшему перепутью, пытаясь разобраться: как же удалось ему тогда пайти верную дорогу? А потом со свойственной ему простотой и точностью мысли решил: если колеблешься в важном выборе, — значит, отвергай; жди такого дела, которое сразу придется по душе.
Предыдущая << 1 .. 47 48 49 50 51 52 < 53 > 54 55 56 57 58 59 .. 82 >> Следующая