Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 82 >> Следующая


— Не босиком. Надевай лапти и — к Пахре.

— Ile встану.

В комнату вошла Анфиса Ивановна. После первого снега она не желала потакать экспериментам старшего сына. — Сережа, оставь. Погубишь ребят. Ты же взрослый человек, неужели сам не понимаешь?

— Мама, простите, это вы не понимаете. Ребята уже закалились. Ничего им не будет, кроме пользы.

— Твои эксперименты добром не кончатся. Что, давно они инфлюэнцей не болели?

В руках Сергея оказался козырь. По свидетельству самой же матори, Георгий и Серафим все лето и всю осень выдержали «на отлично». Давно такого не упомнить, чтобы HH один из них почти полгода IjO хворал.

— Вот именно давно! Как принялись па речку бегать, так и болеть перестали. Да и аппетит у них не тот, что раньше, вы же, мама, сами об этом говорили. Разве ие так?

— Так, Сереженька, но во всем мера нужна.

Спор затягивался, а младшие братья по-прежнему не подымались с постелей. Все ждали отца — не мог же он остаться в стороне от такого важного вопроса. H Иван Васильевич действительно появился в дверях. Увидев его, и Сергей спустился с печи. Отец н сын встали по разные стороны большого прямоугольного стола.

— Нехорошо, с утра шум в доме, — степспно начал отец. — Никак опять о купании речь идет? А я смотрю в окно — снег. Думаю, Сергей опомнится, кончит Знаменских перед людьми срамить.

Сергею приходилось идти поперек всей семьн, поперек давнего сельского уклада, пе признававшего отступлений от заведенпого веками порядка: старший сын Знаменских, сын всеми уважаемого в селе человека, рисковал осрамить своими новшествами и чудачествами семью. К тому же — кто он в семье? Даже не работник. Хозяйственного веса в доме пе имеет.

Наверное, любого другого задавили бы все эти обстоятельства, заставив отказаться от своего. Но в этом невысоком щуплом человеке жила немыслимая внутренняя сила, сидело в нем страшное упорство. Воспитал- ный в церковной семье, он верил не в бога, а в плоть, созидаемую самим человеком. Он задался целью из слабых, тщедушных своих братьев сделать богатырей, атлетов. Себе самому, своему селу, всему миру доказать, что это возможно. И он не желал отступать! Да и время теперь было не то, что раньше. Пожалуй, именно оно, время, было единственным — но зато каким! — аргументом в пользу Сергея.

— Я вашу веру, отец, не трогаю, — сдержанно начал он, — но и вы мою уважайте: я в человека верю. Отношение ваше к физической закалке я знаю, ветхозаветное оно. А вы в Москву съездите, посмотрите, что делается. Девчата легкой атлетикой стали заниматься, баскетболом...

— Проповедей мне не читай, — наставительно прервал Иван Васильевич. — Сам тридцать лет на амвоне стою.

— На велосипед сели, — словно пе слышал замечания Сергей. — Такой век грядет, что физкультура будет в почете. Вы сейчас дурной молвы остерегаетесь, а напрасно. Дайте мне еще год — вся Зеленая дивиться будет, какими Горька с Симкон станут.

— Угробишь их, если волю дать,— не отступал отец. И вдруг рассердился, что случалось с ним редко: — Да в чьем ты, в конце концов, доме живешь? Своем или родительском? Почему не слушаешь старших?

В комнате повисла тишина. Никто из детей Знаменских не мог припомнить такого скандала. Семья всегда жила дружно, родители не диктовали свою волю открыто, а старались внушить ее исподволь. Не нажимал отец и на закон божий — отправлял детей в Донское училище не за будущим саном, а за грамотой, за общим образованием. Так дружно жила семья! И вдруг эта ссора и крутой вопрос: будешь слушаться или нет?

В отчаянии взглянул Сергей на Георгия, который с застывшим, напряженным лицом ждал, чем же кончит- ся этот невиданный скандал. Было в глазах брата столько горечи и обиды, что у Жорки перехватило горло, — так жаль ему стало брата. Неприхотливый, плохо одетый — не хотел ни в чем обременять семью, — больной, наконец, он держится сейчас страшным напряжением сил.

Георгий представил, как разламывается у Сергея голова: ему нельзя волноваться. Бросил взгляд на Сим-ку, который тоже готов был разреветься — у него предательски дрожали губы, — и вдруг, приняв стремительное решение, скипул одеяло.

— Папа, не волнуйтесь, мы уже во какие здоровые! — и показал свой тощий бицепс.

— Мы бегом, остыть не успеем, — уже стоял рядом Симка.

Отец опешил:

— Погодите, ребятки. Вам по годам еще не все знать положено. Сами разберемся.

— Ей-ей ничего не стаиется. Подумаешь, пробежать по снегу! Вода-то не холоднее, небось, вчерашнего, — снова в своей излюбленной хитроватой манере заговорил Горька, а младший брат подпевал ему, обращаясь к маме: — Нас Сережа научил полотенцами растираться. Жарко становится!

Заговорили все сразу — отец, мать, Георгий с Серафимом, даже Лиза и Маша, заглянувшие в комнату. Молчал только Сергей. Иван Васильевич выглядел смущенным: ему вовсе ие хотелось противиться сразу трем сыновьям.

Почувствовав, что отец смиряется, Горька и Симка, как делали это каждое утро, быстро схватили полотенца и кинулпсь на улицу.

Один за другим они лихо прыгнули с крыльца и помчались мимо большого розового куста в сторону калитки, оставляя позади себя на свежем снегу четкие, сразу темнеющие следы. 4.
Предыдущая << 1 .. 2 3 4 5 < 6 > 7 8 9 10 11 12 .. 82 >> Следующая