Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 55 56 57 58 59 60 < 61 > 62 63 64 65 66 67 .. 82 >> Следующая


Но вот стартовал международный забег, и зрители превратились в болельщиков. Дистанция 10 километров 200 метров лежала перед их глазами, и все изменения в лидирующей группе воспринимались трибунами с неимоверным шумом. А поскольку изменения эти происходили буквально каждую минуту, ипподром бушевал неумолчно.

Уже к концу первого круга четко определились лидеры — несколько финнов, французы и русские — Иванькович, Потемин, Степанов и Вавилов. Сам по себе факт, что в головной группе отсутствуют Знаменские, произвел сенсацию. «Сэра! Темпо! Темпо!» — неслось с трибун. Люди недоумевали.

А Серафим и Георгий тем временем продолжали отставать. Моросил мелкий дождик, земля была скользкой, а кое-где и вязкой. Чем-то эта дистанция напомнила Серафиму кросс на колхозпой спартакиаде подмосковного Павлово-Посадского района, в которой участвовал Знаменский прошлой осенью. Правда, там зрителей было меньше — всего тысяч шесть. И, конечно, противники не те, что здесь. А эти — вот они: слышно, как хлюпает грязь под ногами «сторожей» — трех финнов. Средн них — старый знакомый Серафима Сальми. Психологический шок былого поражения не позволил ему уйтн вперед, он не допускал мысли, что Знаменские откажутся от борьбы за лидерство. Впрочем, возможно, это был трезвый расчет, и если так, то он оправдался: на втором круге русские поднажали и, потянув за собой весь второй эшелон, нагнали лидеров.

Темп бега резко возрос. «Гриша сдает!» — с тревогой подумал Серафим, заметив, что бег Потемина потяжелел. Менее всего Зпаменского заботила мысль о ре- ванше за неудачу в Москве: высшей честью на кроссе была командная победа. Но именно она-то становилась проблематичной. Лишь трое — два Знаменских и Ивань-кович — оставались среди лидеров, в то время как финнов здесь было куда больше. Они часто делали рывь:и и меняли ведущего—когда-то так поступали чехи в борьбе с Денисовым. Достаточно одному из финнов занять первое место, чтобы командный приз уехал в Хельсинки... И на последнем круге Георгий Знаменский начал отчаянпый спурт.

Это большое искусство — верио рассчитать последний, решающий бросок к финишу, выбрать для него самый подходящий момент. Даже ошибка в 10 метров может иногда сказаться на исходе борьбы — просчет не позволит удержать высокую скорость ни последних шагах дистанции. А этого бывает достаточно, чтобы соперник именно здесь вырвался вперед и отобрал победу.

Но точность расчета выявляется, как было сказано, на решающих метрах. А в первый момент спурта, несмотря на попытки Сальми, Пельтомяки и Иваньковича обойти его, Георгпй словно одержимый мчался впереди, не желая уступать лидерство. Трибуны взревели с новой силой: наконец-то парижане увидели знакомую картину. Впрочем, некоторых смущала перестановка. Считалось, что в этом тандеме ведущая роль за младшим братом. Но вот и капитан советской команды начал спурт!

Однако едва Серафим рванулся вперед, как почти в то же мгновение земля ушла из-под его ног, ои провалился в какую-то ямку, потом ступил на кочку, поскользнулся. Взмахнул руками что было сил, и вдруг острая боль вспорола левое предплечье...

Не вся дистанция кросса проходила но ипподрому — местами она вела через парк. Чтобы в азарте борьбы или по менее достойным причинам спортсмены не срезали углов, на поворотах судьи поставили барьерчики из лро-8* волоки: это исключало недоразумения. И теперь Серафим стал жертвой судейской предосторожности. Словно ошпаренный, он метнулся в другую сторону и снова попал на кочку, больно ударившись коленом о колено.

А Георгий был уже далеко впереди, причем до финиша оставалось всего 400 метров. Казалось невероитным, что Серафим сможет иагиать брата, — все считали так, кроме него самого. В какой-то миг, когда Георгий брал небольшой подъем, его шатнуло, и младший Знаменский, этот опытнейший турнирный боец, понял: брат страшно устал. И Серафим взвинтил и без того высокий темп. Трибуны ахнули: потерпевший «аварию» на колючей проволоке Знаменский стремительно пожирал расстояние, отделявшее его от лидера. Еще рывок, еще! Вот он догнал брата! Теперь они бежали локоть к локтю. «Дай жизни, Жора!» — в азарте закричал Серафим и в этот момент неожиданно увидел перед собой странную картину.

Метров за двадцать до финиша по обеим сторонам дистанции начинались флагштоки. Несмотря на пасмурный день, а может быть, благодаря ему, разноцветные полотнища ярко выделялись на фоне серого неба. Они тянулись до самого финиша, создавая как бы арку, в которую устремлялись спортсмены. Впрочем, это была не арка. Это — радуга! И они, братья Знаменские, мчались сейчас под этой радугой! Под радугой, к которой бежали столько лет!

Серафим повернулся к Жорке, чтобы крикнуть ему про чудное видение, но брата не оказалось рядом — он пыхтел тремя шагами сзади. Это была победа! Как и два года иазад, первым в международном забеге кросса «Юманите>> финишировал Серафим Знаменский. В висках у него пульсировало от напряжения. Зато в ушах звучала мощная мелодия «Интернационала» —его пели на трибунах, выражая симпатии к советским спортсменам, занявшим первые три места, — братьям Знамен- ским и Ивавьковичу. Прогноз «Юмавите» оправдался!
Предыдущая << 1 .. 55 56 57 58 59 60 < 61 > 62 63 64 65 66 67 .. 82 >> Следующая