Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 56 57 58 59 60 61 < 62 > 63 64 65 66 67 68 .. 82 >> Следующая


Газеты захлебывались, с восторгом описывая драматические события кросса. «Братья Знаменские являются выдающимися атлетами, обладающими значительной физической выносливостью. Действительно, стоит посмотреть, как они бегут!» — писала «Эитрансижан». Ей вторила буржуазная спортивная газета «Ауто»: «Из-за одного участия братьев Знамеиских стоило поехать посмотреть этот кросс». И доказывала, будто Знаменские идут лучшим стилем английских кроссменов.

Но об этих отзывах Серафим узнал лишь на следующий день. А в те минуты после финиша он смущенно принимал поздравления Вайяна Кутюрье, который, смеясь, говорил, что братьям надо установить очередь, кому приходить первым, и отвечал на бесчисленные рукопожатия. Вдруг Знаменский увидел Лядумега. Они радостно поздоровались, и Жюль стал глазами отыскивать переводчика — ои хотел что-то сказать Серафиму, ио так и не успел: рекордсмена мира мертвой хваткой взял за лацканы репортер вечерней газеты. Подошедшему переводчику осталось лишь переводить Знаменскому интервью, которое давал рекордсмен мира.

— Я не знаю в Европе бегунов, которые одинаково хорошо могли бы бежать длинные и средние дистанции, — говорил Жюль Лядумег. — Оба Знамеиских несомненно имеют все шансы, чтобы побеждать лучших европейских легкоатлетов.

Закончив, Жюль снова повернулся к Серафиму, но тут же безнадежно и с веселой улыбкой махнул рукой. Буквально расшвыривая толпу, к Зиамеискому прорвался один из сотрудников «Юманите». «Моску! Моску! Телефон!» — возбужденно кричал он и, схватив Серафима за руку, быстро потащил его под трибуны,

В небольшой комнатке, видимо принадлежавшей администратору, толпилось много люден. Увидев Знаменского, взъерошенного, в алой измокшей майке, они сразу все о чем-то заговорили. Потом один из них протянул телефонную трубку: «Моску, Моску!»

Ничего не понимающий Серафим приложил трубку к уху и вдруг услышал знакомый, неповторимый голос:

— Кто это? Жоржик? Сима?

— Серафим Знаменский,

— Сима! — радостно взвыл голос, — Это московское радио, Синявский. Кто победил? Ты? Поздравляю!

Серафим даже опешил от неожиданности. Только Вадим мог, находясь за тысячи километров отсюда, разыскать его в этой кутерьме.

А Синявский тем временем лихорадочно настраивал звукозапись. Еще в 1933 году он первым в стране сумел «поймать» по телефону Михаила Ботвинника, игравшего иа международном турнире в Гастингсе, и брал у него целые партии. Но сейчас ва московском радио появились шоринофопы: они записывали голоса, царапая иглой старую кпноплепку. По-суіцеству, в этой перво-бытпой звукозаписи был использован принцип музыкальных пластинок. Однако с той разницей, что больше трех прогонов пленка не выдерживала: из всех возможных звуков аппарат начинал воспроизводить исключительно шипящие. Тем не менее Синявский взялся обеспечить «Последние известия» «живым» голосом победителя кросса «Юмапите».

— Как прошел бег? — кричал он в трубку.

— Трасса была очень тяжелой. И состав участников сильный.

— Кто на втором месте?

— Георгий. Потом — Иванькович. Все первые три места наши.

Синявский задавал все новые и новые вопросы. Иногда он повторялся: слышимость была неважной. Наконец, распростился и напоследок крикнул:

— Передача пойдет в половине двенадцатого ночи по Москве! В тревожной и радостной суматохе этого дня внезапный телефонный звонок из Москвы казался нереальным. Повесив трубку, Серафим мгновенно окунулся в в атмосферу возбуждения, царившую вокруг. Лншь вечером, снова приехав на улицу Гренель, Серафим и Георгий пришли в себя.

В тот вечер у сотрудников посольства вообще было отличное настроение. Многие собрались в большой комнате, напоминавшей гостиную, и Серафим решил публично опробовать радиоприемник, подаренный ему в качестве приза редакцией «Юманите». Он включил его в сеть и принялся крутить ручку настройки — ловил Москву.

По случайному совпадению это удалось ему как раз в тот момент, когда в двух тысячах километров от парижской улицы Гренель — на площади Пушкина в Москве Вадим Синявский поставил шоринофон на воспроизведение. Передача «Последних известий» заканчивалась, и диктор передал микрофон спортивному комментатору московского радио.

Серафим был поражен и смущен: он никогда в жизни не слышал собственного голоса. Москва передавала записанное на пленку интервью с победителем кросса «Юманите» Серафимом Знаменским.

5.

Из всех городских звуков Серафиму более всего нравился трамвайный звонок. Клаксоны автомобилей казались унылыми в сравнении с веселой трелыо трамвая, старого московского трамвая, без которого трудно представить себе город тех лет. Когда вагоновожатые нажимали ногой на педаль, приветствуя Знамеиских, Серафим махал им в ответ. Трамваи, как известно, ходят с остановками, а братья бежали, не отдыхая. В дополнение к этому они не признавали сигпалов светофора: регулировщики тех времен не. отличались чрезмерной строгостью. По этим причинам трамваи один за дру- гим оставались позади, что и заставляло восхищаться вагоновожатых.

Почти каждое утро Серафим и Георгий, надев фланелевые тренировочные костюмы, по две пары шерстяных иосков и легкие туфли иа каучуковой подошве — чтобы ие бить ноги, бежали по Спиридоньевке к Никитским воротам, где у памятника Тимирязеву их поджидал Коля Баранов. Он жил рядом — на Малой Бронной, в старом четырехэтажном доме, какой могли построить только в прошлом веке: одна его стена была косой. Впрочем, эта прнхоть или уловка архитектора, втиснувшего дом в густо застроенный квартал, сказывалась лишь на кособокой лестничной клетке. Колниа комнатка оставалась вполне квадратной. Уютиая, обставленная старой мебелью, она служила местом дружеских вечеринок, иа которые иногда заглядывали и Знаменские. Имеиио там прекрасный художник Шура Маленнов незадолго до своей гибели в горах — он сорвался с Ушбы, — нарисовал знаменитый шарж иа Георгия и Серафима — «Братья-разбойники», опубликованный потом в газетах.
Предыдущая << 1 .. 56 57 58 59 60 61 < 62 > 63 64 65 66 67 68 .. 82 >> Следующая