Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 61 62 63 64 65 66 < 67 > 68 69 70 71 72 73 .. 82 >> Следующая


Георгий приостановился около консерваторского скверика, занесенного снегом, и стал вслушиваться. Играли Шопена. Сразу вспомнилась мама, сидящая у рояля, ее руки, задумчиво перебиравшие клавиши. Углубиться в воспоминания помешал трамвай — своим железным грохотом он заглушал музыку. Георгий двинулся дальше, пересек наискось улицу Герцена, вошел в поликлинику и, вынув из портфеля свой белый халат, надел его, аккуратно расправив складки. Гляиул в зеркало и остался доволен. Затем направился в кабинет № 9.

Там было пусто — Знаменский явился раньше времени. Он вынул из письменного стола нужные бумаги, разложил их по порядку, сходил в регистратуру за карточками больных. Ои любил приходить в поликлинику минут за пятнадцать до приема. Оказавшись в кабинете один, Георгий как бы приглядывался к своему будущему рабочему месту, представлял себя в роли врача и мыслеиио уже ставил диагнозы. Знаменский считал, что ему невероятно повезло: его пригласил ассистировать доцент кафедры факультетской хирургии 2-го Московского мединститута Александр Николаевич Бакулев.

Бакулев был любимейшим учеником заведущего кафедрой академика Сергея Ивановича Спасокукоцкого. Ои читал студентам лекции и, кроме того, раз в неделю консультировал в платной поликлинике иа улице Герцена. Следуя лучшим традициям русской медицинской школы, Бакулев подобрал себе двух учеников, которым решил передавать свой практический опыт. Одним из них и стал Георгий Знаменский. А вторым... Вспомнив о ием, Георгий улыбнулся. Судьба в третий раз свела его с Игорем Мешалкиным. Когда Знаменский взял академический отпуск, они встречались лишь изредка. И вот недавно, переступив порог кабинета № 9, Георгий к великой своей радости увидел здесь Игоря.

...Дверь открылась, и вошел Александр Николаевич, а следом Мешалкин. Поздоровавшись со Зиамеиским за руку, Бакулев начал быстро просматривать карточки. На прием к доцеиту записывалось много больных, и во время консультации он берег каждую минуту.

Георгий с Игорем сели за соседний стол. Они заполняли карточки первичных пациентов, записывали диагнозы, которые диктовал Александр Николаевич, наблюдали, как он делает несложные амбулаторные операции — ставит блокады, вскрывает нарывы. А Бакулев, со своей стороны, отпуская больного, обязательно делал краткое резюме и дотошно объяснял, почему назначено данное лечение, какие симптомы для иего особенно интересны. Он не упускал ни одной мелочн, которая могла бы оказаться полезной для будущих врачей. Строго, ио не менторски он натаскивал их, заставляя вникать в сущность хирургии. Знаменский її Мешалкип, влюбленные в Бакулева, восторгались им, как начинающий музыкант может восторгаться исполнителем-виртуозом. Высокий, худощавый, всегда аккуратный и подтянутый, Александр Николаевич Бакулев являл для них идеал хирурга. Тогда они еще не знали, какое блестящее будущее ждет этого человека. Не знали, что этот крестьянский сып, который подобно Михайло Ломоносову пешком пришел из глухой русской деревни в Саратов, окончил там школу, а затем медицинский институт, впоследствии станет Президентом Академии медицинских наук СССР. Но уже в те годы они чувствовали в доценте Бакулеве великого хирурга, как за много лет до них профессор Спасокукоцкий, предподавовший в Саратове, угадал его в Бакулеве-студенте.

До сих пор Александр Николаевич в чем-то подражал Спасу, как называли студенты заведующего кафедрой. Оба они были энергичны, резки на слово, по внимательны к людям, А ученики всеми силами стремились подражать Бакулеву.

Когда, закончив прием, Александр Николаевич уходил, Знаменский и Мешалкнн не спешили покинуть кабинет: оба повторяли урок, преподнесенный Бакулевым, Мешалкип пи разу пе вспомнил о том, что Знаменский когда-то колебался, быть нли не быть врачом. Эта проблема теперь никого не волновала: профессор Авербах оказался прав. И если уж Бакулев приметил Знаменского, значит, из його действительно выйдет прекрасный медик. Но однажды сам Георгий заговорил о прежних сомнепиях.

— Поди ж ты, как все получилось! — воскликнул оп, словно отвечая собственным мыслям.

— Ты о чем?

— Не о чем, а о ком. О себе самом. Понимаешь, наслаждение получаю. Вот тебе и медицина! А ведь хотел бросать институт. Игорь пожал плечами:

— Чудак, радоваться должен, что пришел к призванию через сомнения. Тут уж без ошибки! А Женька, брат мой, знаешь, одно время на хлеб черчением зарабатывал. Потом стал настоящим чертежником, затем конструктором, инженером-практиком и даже дорос до группового инженера. Когда окончил рабфак, думали, двинет в технический вуз — куда ж еще! А он все поломал и подал в медицинский. И сейчас страшно доволен. К тому же, говорит, знание техники ему очень помогает.

— Смотри-ка, молодец какой! Через все прошел. Ну да он уирямый. Помню, на «Совторгслужащих» в эстафете тысячу метров бежал: чуть в обморок не рухнул, а палочку-то передал.

— Так-то оно так, — вздохнул Игорь. — Но помнишь слова Белинского? Не знаешь? <<Что писателям из дворян давалось даром, то разночинцам доставалось ценой молодости». Здорово сказано, а? Если ото распространить не только на писателей, а на все профессии, получится, что наше с тобой поколение добивается своего за дорогую плату. Ведь ничего не имели, с нуля начинали. Какой-нибудь дворянский сынок, с детства окруженный благополучием, книгами и гувернантками, к семнадцати годам был уже эрудитом. Мы же с тобой на «Серпе» вкалывали, почитали за счастье, что грамоте обучены, букварь прошли. А ведь в итоге все равно догоним тех, кто там, — Игорь сделал неопределенный жест, означавший заграницу, — все имеет. Но какой, Жорка, ценою. Ценою молодости.
Предыдущая << 1 .. 61 62 63 64 65 66 < 67 > 68 69 70 71 72 73 .. 82 >> Следующая