Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 63 64 65 66 67 68 < 69 > 70 71 72 73 74 75 .. 82 >> Следующая


На радостях Игорь решил устроить торжественный ужин в ресторане, пригласив па него своего брата и обоих Знаменских. Это было доступно его тощему студенческому карману лишь потому, что Мешалкины принимали спиртное в самых минимальных дозах, а Знаменские игнорировали его вообще. Иронизируя по этому поводу, все четверо отправились в «Москву» и чудесно провели вечер, посвящеипый одновременно воспоминаниям о незабываемых днях на «Серпе и молоте» и мечтам о будущем служении медицине. Ни один из них ие потерял даром те восемь лет, которые отделяли этот вечер от дня нх знакомства на стадиончпке близ Яузы. Поэтому каждый был полон оптимизма и веры в себя.

Георгий снова вспомнил свои сетования:

— А ведь думал — черт дернул поступить в медицинский.

— IIe черт, а Серафим, — засмеялся Игорь.

— Да, если б не Симка, не вкусить этой сладкой каторги. Я в тот момент был, что лошадь: не мог без дороги. — И, повернувшись к брату, сказал: — Помнишь, мы Кобчика хотели зимой гнать по целине? А он пе шел, пока я не протоптал в снегу след. Так и я в институт двинул по следу.

Все засмеялись. Игорь понятия пе имел, кто такой Кобчик, оп вообще немного знал о юных годах Знамеп-ских. Но сейчас это короткое Жоркино воспоминание словно приоткрыло Мешалкину их жизпеппып корень. «Оии— мужики от земли», — подумал он. Себе па уме п в то же время простодушные, сметливые, по бесхитростные, в любом деле сноровистые и к любой работе готовые, они, казалось, были самой солыо земли — из тех крепких натур трудолюбивой и честной крестьянской породы, которые сильны своим незамутпепиым внутренним началом. До сих пор в их облике сохранилось что-то от тех простых провинциальных парней, каких Мешал-кин впервые встретил в секции Севы Чулицкого. Но если раньше эта провинциальность вызывала снисходительную улыбку, то теперь остатки ее рождали добрую и легкую зависть. Открытый взгляд, бязевые рубашки с распахнутым воротом, какая-то удивительная искренность, даже детская непосредственность, неискушенность, что ли, — все это уживалось в них рядом с несом- ненно сильными н решительными характерами, с цепкостью и пытливостью во всем.

Вполуха вслушиваясь в разговор за столом, Игорь вдруг подумал, что Георгий со своей ребячьей радостью по поводу обретенного в медицине призвания, в сущности, не прав. Может быть, за исключением гениев, вроде Моцарта или Родена, которые еще бессознательно, пяти лет от роду, оповестили мир о своем особом даре, может быть, за исключением таких титанов, люди одаренные тем и замечательны, что могут проявить себя во всем, за что бы ни взялись. Поступи Георгий в авиационный — и там, несомненно, был бы сталинским стипендиатом. Они сами не понимают — их удивительная спортивная судьба и есть ярко проявившийся признак одаренности вообще. «Талант всегда прорвется. А если не прорвется, — значит, не талант»,— вспомнил Мешалкин изречение одного из институтских профессоров. Трудно придумать более неблагоприятные условия для успеха в беге, чем были оии у Знаменских. И абсолютно то же можно сказать о медицине: учеба и спорт, казалось, разрывают их на части. А между тем после академического отпуска Георгий и Серафим занимались только «на отлично». И тот факт, что одного из них взял к себе Бакулев, а другого — Авербах, слишком знаменателен, чтобы подвергать сомнению их одаренность.

Мешалкин намеревался продолжить свои размышления, но голос Георгия вернул его к действительности.

— Что-то ты, парень, размечтался. Пора подсчитывать убытки. Не надорвешься?

Они вышли на улицу. Падал мягкий снег, сквозь его завесу проступали контуры Исторического музея, кремлевских башен.

На Спасской ударили куранты. Все четверо, не сговариваясь, стали сверять часы.

Так делают на фронте, когда командирам назначают время атаки. 237

ГЛАВА

ВОЕНВРАЧИ

1.

Через несколько дней после начала Великой Отечественной войны при Наркомате внутренних дел была создана Отдельная мотострелковая бригада особого назначения — ОМСБОН. Поэтому тех, кого зачислили в бригаду, звали омсбоновцами.

Эта необычная и нестандартная воинская часть формировалась исключительно в добровольном порядке. И только из коммунистов и комсомольцев. В нее шли, не дожидаясь повестки нз военкомата, студенты н преподаватели московских вузов, бывшие воины-по-граничннки. Шли туда и столичные спортсмены.

Непонятно, каким образом распространилась весть о создании ОМСБОНа — ии письменных, ни устных объявлений о формировании бригады никто не давал. В таких случаях вернее всего прибегнуть к несколько туманной, однако, как ни странно, весьма точной формулировке—«стало известно». Действительно, стало известно, что создается воинская часть нз спортсменов. А откуда, от кого — никто толком объяснить не мог. Люди из уст в уста передавали эту новость, которая касалась каждого из них, и каждый как бы примеривался к ней.

Серафим тоже слышал про OM С БОН, однако атмосфера своего рода полусекретностп, окружавшая формирование особой бригады, не позволяла людям разузнать о ней подробнее, а потому многие, в их числе и Знаменский, предполагали, что зачисляют в бригаду только динамовцев. Неделя, прошедшая с объявления войны, все изменила. Ни один человек не мог жить так, как жил до сих пор, в судьбе каждою настал момент перелома — это разумелось само собой. Но далеко не у всех жизненная линии, резко изогнувшаяся 22 июня, в эту первую неделю войны успела припять новое и вполне определенное направление.
Предыдущая << 1 .. 63 64 65 66 67 68 < 69 > 70 71 72 73 74 75 .. 82 >> Следующая