Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 66 67 68 69 70 71 < 72 > 73 74 75 76 77 78 .. 82 >> Следующая


— Надо подождать, когда народ подойдет. Я тебя в казарму пе потащу — некогда.

— Это зачем ?ке меня тащить? — возмутился Лев. —• Подумаешь, укол!

Серафим потряс в воздухе шприцем: — Ты знаешь, что это такое? Быка с ног сшнбет. Никакой укол с ним не сравнится — такое сильнейшее действие на весь организм.

— А ну, коли! —Лев совсем разозлился. Но в этот момент в комнату вошли Дайреджиев, Канчинский, Долгушин *, и Серафим, жалостливо крякнув, вонзил иглу.

К его удивлению, Либкинд довольно спокойно перенес укол. Он натянул гимнастерку, застегнул ремень и торжествующе посмотрел на Знаменского. Тот покачал головой:

— Ну, силен. — И, набирая очередной шприц, кивнул Дайреджиеву: — Становись.

Сева, большой и волосатый, увидев, что на маленького Либкинда укол особенно не подействовал, с готовностью задрал гимнастерку. Но, как вскоре выяснилось, этот дьявольский комбинированный укол под лопатку действовал избирательно, причем физическая сила как таковая не имела значения. Даже гигант Лазарь Папер-ник — и тот зашатался, едва не потеряв сознание. А Сева Дайреджиев и вовсе рухнул в обморок. Очнувшись, он стал ворчать:

— Вот холера, чума ее побери, тиф проклятый.

В этот день никаких занятий, конечно, не было, и, сделав укол, люди не торопились расходиться. Пользуясь вынужденным бездельем, они сидели около медсанчасти на лавочках, просто на траве, с интересом гадая, какое действие произведет укол на следующего по очереди. «Пострадавших» встречали дружным хохотом.

Здесь собрался цвет советского спорта. Но пе только. Сюда прибыли и добровольцы нз спецнабора ЦК

* Всеволод Дайреджиев — один из сильнейших велоси-педистов-дорожнпков; Анатолий Капчинскнй — рекордсмен страны по скоростному бегу на коньнах (погпб на фронте); Александр Долгушин — чемпион СССР по гребле (погиб па фронте). ВЛКСМ — в одном а одр аз делении с Капчииским, Дай-реджиевым, Долгушиным оказался, например, поэт Семен Гудзенко; пришли в OMСБОИ и те, кто сражался в интербригадах — испанские, австрийские, немецкие коммунисты. К ним иа стрельбище «Динамо» приезжали Xoce Диас, Долорес Ибаррури, Вильгельм Пик. Оии выступали на митингах, и люди, даже не понимая языка, зажигались их пламенными речами, звавшими к борьбе с фашизмом.

В редкие часы отдыха над учебным лагерем раздавалась не только русская «Катюша», но также испанская «Баидера росса». И ту и другую песню пели все — без различия национальностей.

Собственно, песнями неизбежно кончались любые «посиделки». И вскоре через окно медсанчасти до Знаменских долетела «Баидера росса» — «Красное зиамя».

— Да, это, конечно, ие Зеленский хор, — грустно усмехнулся Георгий. — Перелива иету.

Серафим, признаться, подумал о том же и хотел поддакнуть брату, но ие успел. В комнату буквально ворвался чемпион СССР по боксу Сергей Щербаков.

— Ребята, колн быстрей. Спешу!

— Во-первых, как учил пас с Симкой одип профессор, если пациент спешит, надо принять его последним. Чтобы отличал прием у врача от забегаловки. А во-вторых, вас мпого, а шприцев всего пять — видишь, кипятятся. И потом, куда это ты, голубчик, спешишь? Ии-те-ресно, — многозначительно закончил Георгий.

— Жена с сыном приехала, — понизив голос, радостно сообщил Щербаков. — Скорей, ребята, ей-богу ие вру.

Что Сергеи ие обманывает, было ясио без божбы. Серафим достал пипцетом горячую иглу и быстро подготовил шприц. Он подумал о своих близких. Недалеко от стрельбища — Тарасовка. Ирония судьбы: его первая военная палатка встала, по сути, рядом с местом, где проведено столько счастливых мирных лет — каждой весной его семья выезжала в Тарасовку. Но главное ие в этом: хотя на спартаковском стадионе теперь разместились зеиитпая батарея и прожекторные установки, Рая с Иринкой п сейчас на прежней даче. Вблизи Клязьмы.

Уже не в первый раз Зпамепского посещали грустные мысли. К счастью, у военврачей дел хватало — помимо основных обязанностей опи проводили инструктаж бойцов. Только сильная занятость и выручала, почти ие оставляя времени на отвлеченные размышления. Впрочем, какие же они отвлеченные? Родиой дом — это тыл. А можно ли воевать, ие думая о тыле?

Спустя недели полторы после уколов командование решило пронести соревнования иа военизированной полосе препятствий. Собственно, это была своего рода проверка физической готовности омсбоновцев. А чтобы придать ей особый интерес, для победителя была объявлена бесценная награда — суточное увольнение в город.

Естественно, соревнования проводились командные — зачет по всему подразделению. И люди готовились к ним столь же серьезпо, как делали это в преддверии самых ответственных стартов когда-то давио-дав-ио — до войны. О, оии слишком хорошо зиали, как иадо тренироваться! Они это умели. И, когда наступил день эстафеты, они сумели превратить в общем-то обычпые внутриармеііские состязания в спортивный праздник полный азарта. Еще бы — получить увольнение в город! Они дрались за награду, которая сейчас выглядела драгоценнее всех завоеваппых раньше медалей, вместе взятых. Никто не знал, когда придется вступить в бой, — приказ мог быть отдав даже завтра, и потому в жизии каждого из них эта встреча с родным домом могла оказаться последней.
Предыдущая << 1 .. 66 67 68 69 70 71 < 72 > 73 74 75 76 77 78 .. 82 >> Следующая