Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Янин В.Л. "Новгородские акты XII-XV Хронологический комментарий" (История)

Майринк Г. "Белый доминиканец " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 2" (Художественная литература)

Петров Г.И. "Отлучение Льва Толстого " (Художественная литература)

Хусаинов А. "Голоса вещей. Альманах том 1 " (Художественная литература)
Реклама

Братья Знаменские - Салуцкий А.С.

Салуцкий А.С. Братья Знаменские — М.: Физкультура и спорт, 1973. — 280 c.
Скачать (прямая ссылка): bratyaznamenskie1973.djvu
Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 82 >> Следующая


Поставив корзину па камень, Симка разделся п плюхнулся в Пахру. Он сразу ушел под воду, гибко и сильно работая руками, ногами, наслаждаясь послушным телом и остро ощущая, как быстро холодеет вода с глубиной.

А мать принялась за стирку. Она замочила отцовскую льняную рубаху и вдруг испуганно вскинула голову. Неожиданно до се сознания дошло, что она не слышит привычного плеска на реке. Быстро оглядела омут — тишь да гладь. Сколько прошло минут, как Симка нырнул? Бывает такое состояние, когда теряешь представление о времени.

— Сима, Сименька! — всполошилась Апфиса Ивановна.

Вода у противоположного берега вспучилась, и из нее показалась прилизанная, блестящая на солнце макушка.

— Сима, что случилось? Хоть бы мать пожалел! — сердито крикнула Анфиса Ивановна.

— По дну ходил! — весело ответил Симка. — Весь омут по дну. Хотел по воде, да ведь не Иисус и не апостол.

— И что вы там на дне делаете? — уже примирительно проворчала мать. Вечно что-нибудь такое придумают, от чего сплошные волнения.

Накупавшись, Симка растянулся на траве, подставив лицо июньскому солнцу, и стал думать. При всех трудностях и сложностях, какие выпали сейчас на долю его семьи, как, впрочем, и на долю каждого из жителей села, а если судить шире, то и на долю всей России, при несомненных этих трудностях жизнь самого Симки текла, в общем-то, довольно спокойно. В хозяйственных заботах он был добросовестным исполнителем, не более, и пад завтрашним днем особенно голову не ломал — от этих дум по ночам не спали старшие. Деревенские забавы, которым он наравне с другими ребятами отдавался сполна, тоже шли как-то самотеком, не требуя ни душевного напряжения, ни раздумий.

Сергей рассказывает, что иногда он досветла ворочается на печи, все думает, думает. А Симка только положил голову на подушку — и уже утром проснулся. Нарочно пытался засыпать не сразу, но ведь это неинтересно, надо, чтобы что-то тебе засыпать не давало.

Пение в церкви? Что ж, поет. Но чтобы накануне службы, пусть праздничной, не спал ночью — такого не бывало. Отбарабанит с хоров свое, заученно пройдется голосом вслед за дьяконом — и а минь! Скорее на улицу, к ребятам. Равнодушен он к службе.

А что остается? Музыка? Да, музыка все время в нем — бродят в голове неясные мелодии, обрывки где-то слышанного и совсем незнакомые. Такое впечатление, будто сам их сочинил. И все же не снится Симке, что он на сцене Консерватории, куда его однажды возила на концерт мама, сидит за роялем в черном фраке. А кругом оркестр, рядом дирижер с палочкой и в зале публика, не сводящая с Симки глаз. Нет, пе снится ему такое! Ни о чем он не мечтает, обидно-то как. Живет изо дня в день, не зная зачем и для чего.

На этой грустной поте вывел его нз задумчивости мамив голос:

— Сименька, собирайся.

— Вы, мама, идите, да корзинку оставьте, я потом принесу. Сюда Сережа с Горькой подойдут.

— Ну лежи, загорай, — ласково улыбнулась Анфиса Ивановна и тяжело стала подниматься по песчаному откосу.

А Симка снова закрыл глаза. Если бы кто заглянул сейчас в его душу, то увидел бы в ней полное смятение. Так кружат на полевой дороге, беспорядочно возникая то здесь, то там, маленькие пыльные вихри — их поднимает предгрозовой шквал, когда небо уже обложено сизой, палившейся тучей; и также стремительно и мимолетно возникали в Симке неясные желания перемен. Возникали и тут же пропадали, не успев оформиться во что-то конкретное.

Вскоре наверху послышался знакомым свист, и Горька, кубарем скатившись по песку, ушел под воду.

— Погодка-то какая! И красотища, красотища! — Сергей сел па траву, восторженно глядя на Пахру и си-пеющие за ней дали. — До столицы рукой подать, а ведь есть там люди, которым эта красота ч не ведома. В студии я встречал таких, веришь ли, Симка. Умные, начитанные, а сухие. Многое у них через ум идет, а искренности и такой, знаешь, — Сергеи распахнул во всю ширь руки, — полноты чувств, что ли, нет. А я так считаю: потому что с природой мало общаются. Этих просторов пе знают и этой красотиіци. А она сама душу открывает, как штопором, петь заставляет.

Симка слушал брата и радовался, что слова его о природе так близки и понятны. Он и сам иногда балдел от закатных красок, поднимающихся где-то в стороне Москвы, от глубокой полуденной тишины полей, тиши- ны, которая — как странно!—рождала в голове музыку.

Подошел, отряхиваясь, словно мокрый пес, Горька.

— Мать говорит, ты, Симка, напугал ее до смерти. Хватит, говорит, по дну лазить.

— После зимы вам никакой омут не страшен,—вступил Сергей. — С купанием теперь все ясно.

— Не говори, Сережа, привыкли, — Серафим повернулся к солнцу боком. — Ноги сами к Пахре несут.

Знаменские замолчали, наблюдая, как медленно кружит по омуту обломанная кем-то ивовая ветка. Сейчас, когда братья сидели рядом, явственно проступало их внешнее сходство — чуть выпирающие в нижней своей части скулы, не массивный, но тяжеловатый подбородок, брови, когда насупятся, в одну прямую строгую линию, светлые глаза. Но похожесть лиц была куда большей, чем сходство характеров.
Предыдущая << 1 .. 3 4 5 6 7 8 < 9 > 10 11 12 13 14 15 .. 82 >> Следующая