Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Цуканов Б.И. "Время в психике человека" (Медицина)

Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Яблоков Н.П. "Криминалистика" (Юриспруденция)
Реклама

Москва Пекин Москва Тайбей - Галенович Ю.

Галенович Ю. Москва Пекин Москва Тайбей — Изографус, 2013. — 432 c.
ISBN 5-94661-001-5
Скачать (прямая ссылка): moskvapekinmoskva2013.pdf
Предыдущая << 1 .. 235 236 237 238 239 240 < 241 > 242 243 244 245 246 247 .. 308 >> Следующая

В договоре отмечается, что у сторон, его подписавших, отсутствуют взаимные территориальные претензии. Для того чтобы лучше понять смысл этой формулировки, необходимо принимать во внимание, что китайская сторона никогда не считала, что у нее были или есть территориальные претензии к нам. Она всегда утверждала и утверждает, что в свое время у нее были отторгнуты территории, что она утратила свои территории, что речь идет о территориальном долге других стран, прежде всего нашей страны, Китаю. Причем, с точки зрения китайской стороны, такого рода утверждения - это не территориальные
336
претензии со стороны Китая, а лишь справедливое требование восстановления законных прав Китая, справедливое и рациональное решение оставшихся от истории вопросов. С точки зрения китайской стороны, если и говорить о территориальных претензиях, то это можно относить исключительно к «отторжению» миллионов квадратных километров земель, которые «временно утрачены» Китаем и находятся «несправедливо» в составе нашей страны.
В этой же связи содержащиеся в тексте договора упоминания о «территориальной целостности», в частности, Китая приобретают неоднозначный смысл.
Договором нам запрещается допускать на нашей территории деятельность любых организаций и групп, которые будут сочтены китайской стороной наносящими ущерб суверенитету, безопасности и территориальной целостности Китая. Таким образом, никаким китайским инакомыслящим нельзя действовать на нашей территории. Мало того, любые наши организации, которые могут, например, выступать в защиту прав человеческой личности применительно к китайцам, или поддерживать, например, тибетцев и далай-ламу, тоже могут столкнуться с ситуацией, когда наши органы власти, действуя от имени китайской стороны, будут препятствовать их деятельности. Известно, что в КНР любые выступления, которые руководство КПК-КНР рассматривает как наносящие ему вред, относят к числу преступлений против государства на китайском материке.
В договоре содержится тезис, в соответствии с которым нас обязывают уважать «выбор пути политического, экономического и культурного развития», то есть ныне существующий строй в КНР. Это попытка обязать нас не сочувствовать никаким иным силам в КНР, кроме ныне правящей там КПК. Но ведь вопрос об отношении к тем или иным политическим силам внутри другой страны никак не входит в число вопросов двусторонних межгосударственных отношений.
Вообще говоря, представляется, что вопрос о «выборе пути» - это вопрос исключительно внутренний для каждой страны. Думается, что с точки зрения международного права такого рода вопросы не относятся к числу международных, и, по сути дела, такие формулировки не должны включаться в договоры между государствами. Очевидно, что эта формулировка была включена в текст договора по настоянию нашего партнера.
Вопрос об отношениях между Пекином и Тайбэем - никак не входит в число вопросов, которые относятся к двусторонним отношениям нашей страны и КНР. Если же говорить о ситуации на мировой арене, то и здесь только под давлением Пекина мы вынуждены заявлять о солидарности с одной из сторон в этом споре. Иначе говоря, и в этом вопросе в договор 2001 г. включена формулировка нашего партнера.
В договоре также содержится наше обязательство участвовать в устранении того, что может быть сочтено в Пекине в качестве угрозы его безопасности. Возможно, что об угрозах безопасности лучше было бы говорить применительно к ситуации в мире в целом или в отдельных его регионах, а не выделять тут специально угрозы в адрес сторон, подписавших договор. Кажется, что и с нашей стороны, и особенно с китайской стороны всячески подчеркивался тезис о том, что время союзных отношений между нами безвозвратно ушло.
В тексте договора речь идет и об имуществе китайцев на нашей территории, о пограничном и торгово-экономическом сотрудничестве. При этом говорится о правах и интересах юридических и физических лиц, то есть граждан КНР на нашей территории. Мы обязываемся уважать и фактически защищать их права и интересы. Хорошо, что при этом предусмотрена взаимность такого рода обязательств. Хотелось бы, чтобы этот принцип соблюдался. Пока же применительно к 1990-м гг. у нас только горькие воспоминания, связанные с тем, что наши компетентные организации не выступали перед китайской стороной в качестве защитников интересов наших граждан в КНР. Наш партнер действует здесь весьма активно.
Речь идет и о хозяйственной деятельности на нашей территории. Известно, что в свое время в КНР выдвигался тезис о том, что пока невозможно вернуть утраченные территории,
337
необходимо добиваться согласия нашей стороны на их совместное освоение, эксплуатацию и развитие; возможно, на хозяйственное совместное управление на этих территориях в качестве первого шага в указанном направлении. Думается, что это необходимо учитывать при решении всех соответствующих вопросов.
В договоре речь идет также о живых ресурсах северной части Тихого океана, об их рациональном использовании. Возникает вопрос: при чем тут КНР? Ведь это наши ресурсы. Во всяком случае, хорошо было бы получить подробные и исчерпывающие пояснения наших компетентных организаций и по этому вопросу, и вообще относительно всех положений рассматриваемого договора.
Предыдущая << 1 .. 235 236 237 238 239 240 < 241 > 242 243 244 245 246 247 .. 308 >> Следующая