Книги
чёрным по белому
Главное меню
Главная О нас Добавить материал Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Археология Архитектура Бизнес Биология Ветеринария Военная промышленность География Геология Гороскоп Дизайн Журналы Инженерия Информационные ресурсы Искусство История Компьютерная литература Криптология Кулинария Культура Лингвистика Математика Медицина Менеджмент Металлургия Минералогия Музыка Научная литература Нумизматика Образование Охота Педагогика Политика Промышленные производства Психология Путеводители Религия Рыбалка Садоводство Саморазвитие Семиотика Социология Спорт Столярное дело Строительство Техника Туризм Фантастика Физика Футурология Химия Художественная литература Экология Экономика Электроника Энергетика Этика Юриспруденция
Новые книги
Суворов С. "Танк Т-64. Первенец танков 2-го поколения " (Военная промышленность)

Фогль Б. "101 вопрос, который задала бы ваша кошка своему ветеринару если бы умела говорить" (Ветеринария)

Нестеров В.А. "Основы проэктирования ракет класса воздух- воздух и авиационных катапульных установок для них" (Военная промышленность)

Таранина И.В. "Гражданский процесс в схемах " (Юриспруденция)

Смоленский М.Б. "Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации" (Юриспруденция)
Реклама

Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации - Смоленский М.Б.

Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность и адвокатура российской федерации — Феникс , 2004. — 256 c.
ISBN 5-222-02585-3
Скачать (прямая ссылка): advokatskayadeyatelnost2004.pdf
Предыдущая << 1 .. 81 82 83 84 85 86 < 87 > 88 89 90 91 92 93 .. 98 >> Следующая

Собрав указанные документы, 25.07.98 г. Болич прибыла в офис ПК «Ростов-Кредит», где, подписав договор о получении ссуды и договор залога своей квартиры, получила от Лапина 10 000 долларов США, что составляло на тот момент 64 000 рублей. Затем Лапин представил ей «Бо-ю» как сотрудника их фирмы и пояснил, что заложена квартира формально, а по договору залога оформлена будет на нее. Затем они втроем поехали в офис нотариуса Санина, где Лапин, умышленно введя в заблуждение Болич, сказал ей, что она должна подписать нотариально оформленные документы залога на свою квартиру. Суть сделки Лапин обсуждал наедине с нотариусом, без присутствия Бо-лич, после чего Болич, не читая, подписала докумен-
220
ты, представленные нотариусом, полагая, что подписывает нотариально оформленный договор залога на свою квартиру. О том, что она подписывает договор купли-продажи своей квартиры за 85 000 руб., никто не сказал и этих денег ей никто не платил.
За период с июля 1998 г. по август 1999 г. Болич в виде процентов за пользование кредитом внесла в ПК «Ростов-Кредит» 11 500 долларов США и в виде погашения основной суммы кредита 220 000 рублей, что на тот момент составляло 10 000 долларов США. Однако Лапин пояснил ей, что ее квартира принадлежит, «Б-й», в связи с чем он через «Бо-ю» обратился в суд о принудительном выселении Болич из квартиры.
Таким образом, Лапин путем обмана завладел правом на квартиру Болич, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст., 159 ч. 3 п. «а», «б» УК РФ, т.е. приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребление доверием в крупном размере.
Заслушав в судебном заседании саму потерпевшую Болич, защита обращает внимание суда на следующие факты. Подзащитному Лапину предъявлено обвинение по ст. 159 ч. 3 п. «а», «б», т.е. обвинение считает его виновным в совершении мошенничества в составе организованной группы и в крупном размере. Обращаю ваше внимание, что, в соответствии с Конституцией РФ ст. 49 ч. 2, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (это значит, в стране существует презумпция невиновности). На предварительном следствии конкретно не было определено, в чем же выразилось мошенничество со стороны моего подзащитного: в обмане или в злоупотреблении доверия, — и в чем то или другое выражено. В предъявленном обвинении предварительное следствие обвиняет моего подзащитного в незаконном приобретении права на чужое имущество путем обмана и злоупотреблении доверием.
Обращаю внимание суда, что законодатель не допускает расширительного толкования статей Уголовного кодекса. Нельзя даже заменить запятую, а предварительное следствие самым спокойнейшем образом меняет «или» на «и». Государственный обвинитель этот вопрос в судебном заседании и в своей речи также обошел стороной, но суду, к счастью, это сделать невоз-
221
можно. Суду будет необходимо все же определить: это обман или злоупотребление доверием?
Давайте рассмотрим эти позиции и начнем с «обмана». Что такое обман? Активная форма обмана — преднамеренное введение в заблуждение собственника посредством сообщения ложных сведений, предоставления подложных документов или иных действий, порождающих иллюзию законности передачи имущества. Пассивный обман — умалчивание юридически значимых фактов, сообщить которые виновный был обязан. Что из перечисленного совершил мой подзащитный? Какие подложные документы он изготовил, и мы их видим в деле? Какие свидетели подтверждают факты предоставления неверной информации со стороны моего подзащитного? Нет ни одного свидетеля, нет ни одного документа.
Бюллетень Верховного суда РФ 1997 г. № 12 стр.
7 информирует нас, что ответственность за мошенничество наступает, если доказано завладение чужим имуществом путем обмана. Обман, который служит не средством для непосредственного завладения имуществом, не рассматривается как способ мошенничества. А что значит злоупотребление доверием? Это использование особых доверительных отношений, сложившихся между мошенником и собственником имущества, и в ходе которых имущество переходит в пользу виновного лица. Я спрашиваю у суда и государственного обвинителя: «Какие особые доверительные отношения были установлены между моим подзащитным и гражданкой Болич? Никаких. Никто об этом не говорит и ни один свидетель это не подтверждает. Какое имущество перешло в пользу моего подзащитного? Отвечаю: «Никакого. Он лично не стал собственником ничего». В чем же мошенничество? В словах Болич? Государственный обвинитель в своей речи вместо обращения внимания на свидетельские показания ввиду их отсутствия сделал упор на предложение: «Я верю Болич», употребив его несколько раз.
К сожалению, этим все доказательства по делу и исчерпываются, как у органов предварительного следствия, так и у государственного обвинителя. Эта «ве-
222
ликая вера» в слова потерпевшего, возможно, и может двигать горы, но в XXI в. лечь в основу обвинительного приговора, я думаю, вряд ли, т.к. иначе это уже преступление.
Вернемся к событиям 25 июля 1998 г. Рассмотрим их по пунктам и сразу же проанализируем доказательства, имеющиеся в деле.
Предыдущая << 1 .. 81 82 83 84 85 86 < 87 > 88 89 90 91 92 93 .. 98 >> Следующая